БАЛХАШский форум от balkhash.de

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БАЛХАШский форум от balkhash.de » Балхаш - твоя История, твои Люди! » Базилев Руслан Николаевич


Базилев Руслан Николаевич

Сообщений 21 страница 30 из 43

21

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

     (Следующая глава из книги – «Павлодарский алюминиевый завод» - хотя и не касается непосредственно Балхаша, но она наиболее полно характеризует становление личности автора книги, как высококлассного специалиста, крепкого и целеустремлённого руководителя и замечательного человека, опыт которого был первоначально наработан именно в Балхаше на БГМК. Наибольший интерес эта глава может представлять для специалистов-механиков, и послужить хорошим руководством в их практической деятельности.
     Не могу не отметить, что именно в период работы Р. Н. Базилева в Павлодаре возглавляемый мной Отдел Главного Конструктора треста «Казцветметремонт»  осуществлял по заявкам завода множество конструкторских разработок, и в частности – «Проект реконструкции бункеров печей спекания», «Проект реконструкции конвейерных трактов» обеспечивающий гибкость перегрузочных узлов и многое другое. Именно в этот период мне наиболее тесно приходилось сотрудничать с автором книги. Л. М.)

………………………………………………………………………………………………………………………………………

     Павлодарский алюминиевый завод (ПАЗ)

     В Павлодаре меня встретили в аэропорту и отвезли в заводоуправление. Это было 15 ноября 1968 года.
     Я представился руководству - директору Михаилу Федоровичу Сорокину и главному инженеру завода Евгению Николаевичу Беспалову. Почувствовал, что отнеслись ко мне немного с недоверием - обычно руководящие кадры они комплектовали с предприятий алюминиевой промышленности, а здесь человек из другой подотрасли. Сумеет ли он вывести завод из прорыва?
     Определили срок сдачи-приема дел, порядок и сроки ознакомления с заводом и механослужбой. Сообщили, что временно выделили однокомнатную квартиру в доме-общежитии завода. На следующий день на очном оперативном совещании меня представили руководящему составу. В тот же день я начал подробно знакомиться с заводом.
     Несмотря на название, это был глиноземный завод, а производство алюминия там прогнозировалось в будущем. Завод запланирован на выпуск 1 млн т глинозема в год с поставкой его на алюминиевые заводы Сибири. Оборудование - самое крупное для середины ХХ века, как отечественное, так и импортное из стран СЭВ.
     Это - вагоноопрокидыватели г/п 100 т производства ДЗМО (Днепропетровский завод металлургического оборудования. Л. М.), питатели тяжелого типа и дробилки КМД-2200 «Уралмаш» завода, тяжелые конвейеры из ЧССР, вращающиеся печи диаметром 5х100 м и роторные экскаваторы ШРС- 160 из ГДР отечественные трубные шаровые мельницы диаметром 3,2х15 м, автоклавы, фильтры, теплообменники, выщелачиватели, сгустители, выпарные аппараты, декомпозеры и другая аппаратура, сотни насосов, кислотных, песковых, вакуумных и других, тысячи единиц запор-ной арматуры.
     И вся эта огромная масса оборудования перерабатывала в сутки десятки тысяч тонн и кубов абразивных технологических материалов, требовала постоянного наблюдения, учёта состояния износа, текущего и капитального ремонта или замены.
     Завод в этот момент находился в переломном периоде, который обычно приходит через 3-4 года после пуска. Это период, когда наступает износ заводских деталей и узлов, а ремонтная служба должна быть готова к их восстановлению. К этому времени формируется коллектив механослужбы, разрабатывается ремонтная документация на отдельные единицы или группы оборудования подлежащие ремонту, комплектуется чертежное хозяйство на запасные части, резервные узлы, на агрегат в целом, отрабатывается технология изготовления деталей, определяется порядок их заказа, хранения, выдачи т. д.
     К сожалению, служба главного механика завода этот период (1964-1968 г.) полностью не использовала, что привело ряд машин и агрегатов к их предаварийному состоянию.
     Выявились и другие проблемы: ошибки в проекте, допущенные в ВАМИ (Всесоюзный алюминиево–магниевый институт. Основан в 1931 году. Л. М.) применение в оборудовании металла низкого качества и др. Например ВАМИ на основании действующих СНиП или по соб-ственной инициативе в заданиях на изготовление и поставку оборудования заложил в ТУ температуру до -30°C, это близко к средней зимней температуре в Павлодаре и по этим ТУ были изготовлены вагоноопрокидыватели, питатели тяжелого типа, конвейеры и экскаваторы.
     Фактически же температура зимой достигала -50°С, державшаяся порой по 2-3 недели, это были так называемые объективные обстоятельства, вызывающие высокую аварийность оборудования в зимнее время. Кроме того, проект предусматривал поступление с Тургайского месторождения сухого боксита, а он приходил с влажностью до 10% и зимой примерзал к полувагонам в пути (примерно 1200 км), а в остальное время года насмерть замазывал разгрузочные бункеры, перегрузочные течки, и конвейеры, вызывая огромные простои вагонов МПС и заставляя нести значительные трудозатраты на очистку оборудования. Это приводило, в свою очередь, к высокой текучести обслуживающего персонала, не выдерживающего постоянного труда по очистке. С первых же дней я столкнулся с чисто заводскими парадоксами в работе механослужбы. Например, начальник цеха спекания просит ускорить изготовления шестерни. Начальник ЛМЦ Захаров докладывает что шестерня будет готова через три дня, после проверки оказывается, что шестерни не делают вообще, потому что нет чертежа. Спрашиваю начальника цеха: «Зачем же ты врешь», отвечает: «Чтобы отстали. За чертежи отвечает ОГМ, с него и спрашивайте».
     Действительно чертежное хозяйство - это одна из главных забот ОГМ. Оказывается, в КБ имеется очень небольшое количество чертежей на запчасти, выполненных эскизировкой с натуры при поломках или износе, и те лежали навалом в углу архивной комнаты. Я пришел в ужас! Пришлось проделать огромную работу по запросу со всех заводов-изготовителей полных комплектов чертежей, синек, затем переснятию этой массы чертежей на кальку, для чего напрячь своих конструкторов и копировщиц, а также привлечь конструкторский отдел Павлодарского тракторного завода и другие организации. Необходимо было изготовить шкафы для держания калек и утвердить порядок, при котором поиск любого чертежа будет занимать не более 2-З минут.
     В таком виде архив удалось сформировать через полтора года, а позже вошло в привычку: получая новое оборудование, тут же заводить на запасные части к нему всю документацию.
     Другой парадокс с которым пришлось столкнуться, это обеспечение цехов запасными частями и со стороны, и собственного производства. Экономисты завода установили порядок: цеховой механик заказывает какую-то деталь, заявка поступает в ОГМ, который передает её с чертежами в рембазу, рембаза изготовив деталь передает её в техснаб, далее заказчик выписывает деталь через начальника техснаба, предварительно получив визу главной бухгалтерии, которая дается, если не превышен установленный лимит расхода запчастей (а если превышен, не подпишут). Склад отпустит деталь только в строго рабочие часы, и хорошо. если деталь можно унести на себе, на более тяжелые - нужно приезжать с автокраном, автомобилем и грузчиками. И как часто случалось: сломалась деталь, и оборудование в ожидании прохождения «экономической» цепочки и в ожидании получения простаивает сутками, потом все удивляются: откуда большие простои.
     Развязать этот «узел» удалось следующим образом.
     У литейно-механического цеха, отобрали пустующий склад полуфабрикатов, в нём установили мостовой кран, стеллажи, составили перечень неснижаемого запаса деталей, узлов, крепежа, запорной арматуры и др. и заполнили этот склад изделиями.
     Ввели в штат кладовщиков в две смены, с тем, чтобы дежурные слесари основных цехов могли под расписку в любое время суток получить необходимую деталь и пустить оборудование в работу, а утром оформить необходимый документ. Это был серьезный шаг к уменьшению простоев.
     Значительным проколом проектного института было слабое оснащение механического цеха ремонтной базы крупными металлорежущими станками. Оборудование завода - самое крупное в отрасли, а оснащение рем. базы как для конфетной фабрики. Многие узлы и детали печей, дробилок, мельниц имели вес 5-14 т, а установленные в мех. цехе краны грузоподъемность всего 5 т.
Пришлось собирать металлорежущие станки из лишних или не установленных по всему Союзу, в том числе карусельные с планшайбами 4,0 м и 3,2 м, расточные, зуборезные. Один - вальцетокарньий с высотой центров 1200 мм привезли даже с Сахалина.
     Большую помощь в оснащении рем. базы оказал Павлодарский тракторный завод, в том числе станками, формовочными машинами, опоками, моделями и др. Эта возможность у него появилась в связи со сменой выпуска тракторов с С-80 на К-700 и сменой технологий. Но все это были проблемы параллельные.
     А главная заключалась в неудовлетворительной работоспособности технологического оборудования. В первую очередь доставали «вагоноопрокидователи».
     Поставщик ДЗМО изготовил их из кипящей стали что годится для Украины, Африки, но не для морозов ниже 30 градусов. Поработав неделю при -40…45°С Опрокид набирает столько трещин что выходит из строя каждые два - три часа. Из-за этого вагонами с бокситом загружена вся железная дорога от Павлодара до Тургая. Позже мне в Казминцветмете рассказали, что каждое утро Министр Бещев звонил П.Ф. Ломако о перепростое вагонов МПС, тот звонил В. Г. Березе, Береза - М.Ф. Сорокину, который ничего сказать не мог (это был практически ежедневный «мужской» разговор).
     Запомнился день 5 декабря 1968 года. Я подумал праздничный день, можно спокойно обойти цеха, прихожу в цех подготовки сырья - цех стоит - на обоих вагоноопрокидователях разорвало редукторы приводов, оказалось в редукторах летняя смазка и она замерзла. О том, что зимой нужно переходить на зимнюю смазку, персонал не знает. В резерве на заводе таких редукторов не было. А температура все понижалась, и уже начали разрываться редукторы на приводах холодильников печей спекания. Подняли на ноги все организации города - тракторный завод, солекомбинат, ТЭЦ и др. Нужные редукторы нашлись на ТЭЦ, и только через двое суток опрокиды пошли в работу.
     К концу месяца, когда мороз дошел до -49°C, начали рваться привода у питателей тяжелого типа. Меняли пластины, пальцы, пускаем в работу, и опять поломки и обрыв, и так много раз, просто проклятье какое-то Низко склоняю голову перед слесарями рембазы, которые в такой мороз «нежрамши» почти молча работали по 14-16 часов, чтобы начала работать хотя бы одна нитка. Во всех этих ремонтных страданиях рядом со мной был Владимир Иванович Захаров - начальник литейно-механического цеха, сразу принявший мою техническую политику и ставший моим близким товарищем и другом семьи. Позже он очень много сделал для становления завода на ноги, включая организацию износостойких сплавов, внедрение узлового и машиносменного ремонтов, создание неснижаемого запаса запчастей и сменного оборудования. Замечательный был человек!

http://s8.uploads.ru/t/kuYxq.jpg

ПАЗ. С друзьями: Захаровым В. И., Голубом В. Е., Мазуром Б. И.
(На демонстрации 1 мая 1971 г.)

     Зима 1968-1969 гг прошла практически в ликвидации аварий с оборудованием, прочистки перегрузочньих течек, в очистке заваленных конвееров, склейке лент и т. д.
     К февралю 1969 года у меня уже четко сформировалась программа приведения завода в работоспособное состояние и порядок ее исполнения. По ходу компоновки программы я делился своими предложениями с начальниками и механиками цехов, главным инженером завода Е.Н. Беспаловым, но эти наметки через представителей ВАМИ стали известны главному инженеру проекта завода, и он при разговоре со мной в январе 1969 года заявил, что никаких изменений в проекте не позволит, и что завод плохо работает только из-за неумелой и неграмотной эксплуатации, а проект прекрасный! Вот так! Возникло противостояние, которое могло оставить завод в прежнем виде.

Продолжение следует.

Отредактировано lev milter (2014-02-05 19:58:24)

22

lev milter написал(а):

(Следующая глава из книги – «Павлодарский алюминиевый завод» - хотя и не касается непосредственно Балхаша


Выпускники Балхашского техникума в начале 70х направлялись на Павлодарский алюминевый завод, на практику или на отработку после окончания техникума. Диплом, если он был не "красным", надо было подтвердить 3х годичной практикой. Моя подруга детства, закончившая курс "Механиков" , т. о. попала в г. Павлодар и прожила там более 30 лет. Пока не уехала в Россию. В Павлодаре живёт много бывших балхашцев. Я думаю, им будет интересно прочитать об их заводе, каким он был в 60х годах

23

Спасибо, Валя, за информацию. Я, к сожалению, об этом не знал. А мысль у меня такая была: Хорошо бы, чтобы этот материал имели возможность прочитать павлодарцы - теперешние механики алюминиевого завода и бывшие сослуживцы Р. Н. Базилева. Вот только не знаю, как это можно осуществить.

24

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

     В конце февраля 1969 года на завод приехал разобраться с его работой первый зам. министра И А Стригин.
     Иван Алексеевич решил оригинально знакомится с заводом: в обход взял только меня. Начальники цехов - подготовки сырья, мокрой обработки, спекания, кальцинации, ЛМЦ - встречали его в начале осмотра цеха, а после осмотра передавали следующему. Пояснения Иван Алексеевичу давали лично начальники цехов, а затем он спрашивал меня о намерениях по приведению данного цеха в нормальное состояние, комментарий он не высказывал. На другой день состоялось совещание с участием руководителей КАЗминцветмета, (Береза В.Г. и др.), ВАМИ, Павлодарского обкома и горкома, руководящего состава завода. На совещании были выслушаны все. Решения Иван Алексеевича были кардинальными: директор был освобожден и в июне 1969 года уехал в Алма-Ату, был снят с работы начальник цеха подготовки сырья, ряд работников серьезно предупрежден. По моим замечаниям было дано указание ВАМИ не препятствовать делам реконструкции и приведению завода в работоспособное состояние, усилить при заводе филиал ВАМИ для внесения необходимых поправок в проект, а также принято решение по финансовому обеспечению ремонтов. Кроме того, зам министра приказал лично звонить ему при необходимости. Этот фактический карт-бланш оказал мне колоссальную помощь в дальнейшей работе.
     Директором завода был назначен Евгений Николаевич Беспалов, а главным инженером Игорь Владимирович Прокопов. Последний активно включился в решение проблем завода и большинство вопросов механослужбы решал оперативно и положительно. Не раз давал согласие о начале ремонта технологических комплексов вагоноопрокидователей, печей спекания. Стоимость каждого агрегата доходила до миллиона рублей (кстати, доллар тогда стоил 68 копеек).
     1969 год прошел как в кошмарном сне. Нужно было договориться с Днепропетровским заводом металлургического оборудования об изготовлении и поставке узлов вагоноопрокидователей из спокойной стали, изготовить десятки узлов для расширения конвейеров (барабаны, роликоопоры, приводы, ленты, ленторегуляторы и др.) и перегрузочных узлов течек новых размеров. Подготовленный сетевой график реконструкции каждого тракта вагоноопракидователя предусматривал простой по двенадцать суток с привлечением со стороны до 450 человек ремонтников. Руководство завода удивилось такому графику, считая, что я «спятил», и на такие сроки руководители министерств не согласятся. Но министерства согласились. КАЗминцветмет направил на ремонт 150 человек, «Союзцветметремонт» - 200 че-ловек, «Стоймонтаж> - около 100 человек. Таким образом, с учетом заводских ремонтников в реконструкции тракта участвовало около 700 человек. За ремонтом следили в Москве, Алма-Ате и на заводе. Это был экзамен, который мне нужно было сдать на отлично или провалиться. К моему удовлетворению, расчеты подтвердились: тракт №1 простоял на реконструкции 11 суток 18 часов и пошел в работу без замечаний. Это был первый шаг к восстановлению работоспособности завода.
     Отлично сработали, недавно назначенный начальник цеха Юрий Александрович Копытов, старший механик Николай Васильевич Фидорин, начальник ЛМЦ Владимир Иванович Захаров, начальник цеха централизованных ремонтов Александр Прохорович Курило, руководители участка «СредАЗцветметремонта» Алексей Бытин и Виктор Артеменко. Реконструкция второго тракта этого же цеха прошла в ноябре этого же года более спокойно, поскольку тракт М 1 работал как часы, и уже имелся опыт работы. Теперь на опрокидах стояли редукторы РМ-1000, смазка по опыту Норильска была применена зимняя - ЦИАТИМ-201, детали питателей выполнены из хладостойкой стали, в расширенных течках и узлах в перегрузки установлена самоочищающаяся резина, смонтированы установки от схода и порывов ленты и многое другое.
     Одновременно, благодаря усилиям И.В. Прокопова, боксит начал поступать перемороженным в Тургае. Год напряженнейшего труда завершился успешно
     Теперь в 1970 году внимание можно было сосредоточить на других агрегатах - печах спекания, декомпозерах, повышению уровня механизации, централизации ремонтов, улучшению их качества. И в этом же 1970 году завод восемь месяцев выполнял план, а четыре месяца был близок к этому, а с 1971 года завод начал завоевывать переходящие знамена Минцветмета СССР и получал их ежеквартально более шестидесяти раз подряд. В этом же году завод наградили Орденом Трудового Красного знамени, в том числе и меня.
     1970 год я бы назвал для завода годом перестройки (разумеется не в Горбачевском варианте!)
     Главной заботой стала перестройка сознания работников ОГМ, коллективов ремонтных служб и цехов, направленная на уважение к системе ППР оборудования, строгого выполнения графиков ремонтов, обеспечение качества ремонтов, соблюдение правил технической эксплуатации оборудования, повышение ответственности за принимаемые решения, недопущение простоя оборудования в ремонте сверх графика.
     Для достижения этого применялись все средства и методы: «разбор полетов» на оперативках в ОГМ и в цехах, обсуждения на собраниях всех уровней, статьи в заводской многотиражки «Энтузиаст», наказания вплоть до увольнения с завода за неоднократный допущенный брак в работе, поощрения, включая представление к Государственным наградам и, конечно, постоянный контроль за работой всех звеньев механослужбы.
     В целом, считаю, что «перестройка» состоялась и дала положительный эффект на многие годы.
     В 1970 году произошёл интересный случай. Сижу у себя в кабинете, провожу оперативку. Раздается звонок И.В .Прокопова, который спрашивает, почему я здесь, а не в ЦК КПСС? Здрасьте!
     Оказывается накануне пришла телеграмма из ЦК с приглашением на совещание к секретарю ЦК М.С. Соломенцеву на 18 сентября, а сегодня 17-е.
     Время 9:15, а самолёт из Павлодара в Москву уходит раз в сутки в 12:10. Я кинулся домой за чемоданом, кого-то послали в аэропорт за билетом, благо у завода была постоянная бронь, и в самолёт я сел за З минуты до взлёта.
     Это было крупное совещание по централизации ремонтных служб и сил в отраслях народного хозяйства. Были представители 10 министерств, от Минцветмета, кроме москвичей пригласили главных механиков от 10 предприятий. От цветников выступили начальник главка Василий Васильевич Блюхер и завсектором ЦК Николай Александрович Фёдоров.
     Среди более чем сотни моих командировок, в которых я побывал за 40 лет активной деятельности, эта была самая стрессовая.
     Жили мы в западном крыле гостиницы «Россия» с видом на Спасскую башню и часы. Питались там же, и банкет был там же. Многие командировки стёрлись в памяти, а эта вроде была вчера!
     1970 год механослужба завода посвятила подготовке к крупным ремонтам комплексов печей спекания и декомпозёров, внедрению машиносменного ремонта для всех видов транспортабельного оборудования завода, расширению производства запчастей, номенклатуры и объёмов производства жаропрочного, износостойкого литья и сплавов, как для собственных нужд, так и для кооперированных поставок, созданию полного комплекта чертежей на оборудование.
     По итогам года можно было отметить, что ремонты подавляющего числа песковых, грунтовых и химических насосов, вентиляторов, дымососов, грохотов, запорной арматуры всех видов сведены к замене на месте установки резервными, а снятое оборудование немедленно доставлялось в рембазу, разбиралось, ремонтировалось, испытывалось под давлением и ставилось в резерв для очередной замены.
     Ремонт производился в соответствии с ремонтной картой, ТУ, фиксировался в журнале с указанием ответственного за качество.
     Интересно прошла перестройка работы и сознания работников отдела главного механика.
     Первоначально я понял, что у многих отсутствует чувство ответственности за свою работу, работу отдела, завода. Один из заместителей и часть сотрудников чувствовали себя наблюдателями за тем, что происходит с заводом, участвовали в разборе аварий, иногда как специалисты давали советы. доходило до того, что начальники основных технологических цехов приходили в рембазу и организовывали изготовление какого-нибудь узла или детали, чтобы пустить цех в работу. Какой стыд для механослужбы!
     Но с распределением чётких обязанностей, зон ответственности и представления прав по должности большинство сотрудников стало авангардом в деле становления механослужбы и восстановлении состояния завода.
     Особо добрых слов заслуживает зам главного механика Гуков Пётр Васильевич - специалист по вращающимся печам, сделавший очень много для того, чтобы цехи спекания и кальцинации работали нормально. Ведь одна центровка 100 и 110-метровых трубчатых печей требует очень высокой квалификации.

http://s9.uploads.ru/t/d4Xj7.jpg

ПАЗ. С руководителями механослужбы Дмитриевым Е. Н. (слева) и Гуковым П. В. (1974 год)

     Начальник бюро ППР и эксплуатации Николай Григорьевич Артамонов организовал на должном уровне разработку графиков ремонтов и контроль за их обязательным исполнением и оформлением документации на ремонты.
     Енгений Николаевич Дмитриев, принятый на должность главного сварщика, быстро втянулся в работу механослужбы. Кроме сварочных и наплавочных работ он взялся за ремонт декомпозёров - этих «бачков», ёмкостью по 1800 куб. м., которых к этому моменту вышло из строя около десятка.
     В 1973 г., после ухода Алексея Егоровича Чечушкова на должность главного механика Балхашского комбината, Евгений Николаевич становится заместителем главного механика, а после моего ухода в министерство, главным механиком завода, где отлично проработал 11 лет, а в 1986 году был назначен управляющим ремонтного треста «Казцветметремонт» в Алма-Ате.
     Алексей Егорович Чечушков, бывший механик цехов Балхаша в 1969 году был принят заместителем главного механика завода, чему я был очень рад. За короткий период он зарекомендовал себя, как специалист высокого класса, много сделал для ремонтной службы завода. Было грустно расставаться, когда его в 1973 году перевели главным механиком Балхашского комбината вместо Абрама Аркадьевича Азбеля. Очень жаль, что Алексей Егорович не выдержал славы и авторитета главного механика и во второй половине 70-х годов погиб.
     Но это было позже, а сейчас у нас складывался крепкий коллектив единомышленников, заряженных единственной целью - вынести механослужбу в число передовых, а работу завода сделать стабильной и безаварийной. В 1971 году к этому коллективу присоединился зам. главного механика по зданиям и сооружениям - Алексей Ястребинский. Это решение было принято дирекцией завода после обрушения одной из градирен из-за неспособности главного архитектора организовать нормальный надзор и ремонт сооружений завода.
     Нельзя не отметить с большим уважением и благодарностью работу начальника КБ Коровина Анатолия Ивановича, начальника бюро запчастей Кононенко Ивана Степановича, инженеров Богдашина В.М., Балабекова М.В., Семьяниновой А.Т., Иваниной Г.И., Герлейна И.Д., Мищенко Р.Г.
     С созданием этого коллектива я уезжал в отпуск или командировки со спокойной душой, будучи твердо уверенным в том, что всё на заводе будет в норме.
     Такую же уверенность вселяли старшие механики цехов: подготовки сырья - Федорин Николай Васильевич, спекания - Голуб Владимир Ефимович (мой коллега по Балхашскому комбинату), гидрометаллургического - Витковский Б.Я., кальцинации - Марат Смирнов. И главная опора - ремонтно-механическая база во главе с Владимиром Ивановичем Захаровым.
     Но вернусь в 1971 год. Главной выполненной в этом году работой на заводе явилась реконструкция печного тракта М 1 цеха спекания. Она заключалась в установке второго привода на печь, перевод опор печи с подшипников скольжения на подшипники качения, замены трёхопорного холодильника, диаметром 4,5 на 42 м, на двухопорный, диаметром 5 на 42 м. Реконструкция длилась 80 суток. После чего работа печной линии резко улучшилась, и в последующие годы такая реконструкция была произведена  и на остальных печах.
     1971 год запомнился ещё и рядом моментов. Почему-то меня включили в число обязательных участников важнейших событий в деятельности механослужб Минцветмета и Казминцветмета. В связи с этим участвовал во Всесоюзном совещании механиков МЦМ СССР в Устькаменогорске, которые проводили В.В. Блюхер и А.И. Басов в марте 1971 года. В августе участвовал во Всесоюзном семинаре «Передовой опыт механослужб на предприятиях МЦМ СССР» на ВДНХ в Москве, где выступил с докладом.
     В октябре был приглашён на коллегию Минцветмета, рассматривающую вопрос о совершенствовании организации ремонтов, которую провёл И.А. Стригин и бурно обсуждали замминистра Синтарис В.Н., Козлов Л.В., Вороненков Ю.П. и другие.

http://s9.uploads.ru/t/tUJph.jpg

Павлодар. Вручение первого ордена председателем облисполкома Каирбаевым Ш. К. (Апрель 1974 г.)

     В июне 71 года меня в составе бригады Минцветмета командировали в Ачинск для разбора аварии с насосной галереей. Бригадиром был назначен Зайцев Михаил Иванович - главный инженер Главалюминия, от механиков - Каморин Игорь Николаевич – главный инженер Главреммашцветмета, и я при нём как консультант.
     Мы с Игорем Николаевичем встретились в Красноярске и автомобилем отправились в Ачинск. Что меня по дороге поразило, околдовало, умилило и ещё бог знает что, так это бескрайние поля жарков - этих милых оранжевых цветочков, которые цветут всего несколько дней. Я в них просто влюбился. Позже по этой дороге и в эту же пору цветения жарков мне, работая в Москве, приходилось ездить неоднократно, и каждый раз меня охватывали те же благостные чувства.
     А что же Ачинск? Самому городу то ли 200, то ли 300 лет, местные жители спорят между собой.
     Хотя начальник Ачинского РССУ - Виктор Николаевич Равнушкин, занимаясь на досуге палеонтологией, считал, что поселение вокруг Ачинска, судя по находкам в раскопанных курганах насчитывают много сотен лет, а может и за тысячу. Фото таких находок Виктор Николаевич презентовал мне, когда мы знакомились с музеем, организованным им в Стройуправлении.
     А что же Ачинский глинозёмный комбинат? Это крупнейшее в союзе предприятие по производству глинозёма и цемента. Схема получения глинозёма - Баер-спекание - почти как в Павлодаре, только оборудования больше и оно крупнее (например, 10 печей спекания, диаметром 5 на 180 м). Когда мы приехали на комбинат, все цехи стояли. Причиной аварии было затопление насосной галереи, которая в любом гидрометаллургическом цехе или обогатительной фабрике является сердцем, которое перекачивает каждый час огромные массы пульпы, растворов, хвостов и других суспензий. За дни командировки я тщательно облазил весь комбинат вместе с Игорем Николаевичем и главным механиком комбината Юрием Александровичем Талдыкиным. Кое-что посоветовал из своей практики, но больше взял на карандаш, чтобы не допустить каких-то неприятностей на своём заводе.
     После коллегии в октябре мы узким составом собрались в кабинете у Василия Васильевича Блюхера с участием Каморина И.Н., Басова А.И., Ельцева Ф.П., Мороза А.Г. Василий Васильевич проинформировал, что он переезжает в Свердловск. В связи с этим он считал возможным предложить Министру назначить начальником Главка Фёдора Павловича Ельцева, а меня - начальником отдела эксплуатации и ремонтов Главка. После обсуждения дома, в Павлодаре, я подтвердил согласие и стал ожидать решения, но его не было, и я продолжал спокойно трудиться на заводе.
     Позже, уже в 1976 году выяснилось, что мою кандидатуру заблокировал Иван Алексеевич Стригин, с мотивировкой: «Мы не можем рисковать Павлодарским алюминиевым заводом, пусть Базилев пока работает там!» И ещё высказал замечание А.И. Басову, чтобы он перестал ходить с ходатайствами. На должность начальника отдела ремонтов назначили Владимира Петровича Саушкина. И только когда Иван Алексеевич с 1 января 1975 года ушёл на пенсию (тогда полагалось уходить в 70 лет), и в том же возрасте должен был уходить А.И. Басов, Фёдор Павлович позвонил мне и попросил подтверждения моего согласия на переход в Москву, но уже на должность зам начальника Главка. Я подтвердил.
     Но до этого мне предстояло на заводе решить важный вопрос по приобретению роторных экскаваторов взамен изношенных, изготовителем которых являлся завод им. Кирова в г. Магдебурге (ГДР). Для этого мы с главным инженером проекта завода Михайловым в первой декаде июня 1975 года отправились в Магдебург.
     По пути остановились в Берлине, где нас поселили в гостинице «Адлон», рядом с Брандербургскими воротами. Работники нашего торгпредства устроили экскурсию по Берлину, включая «Трептов парк», музей, где огромная коллекция экспонатов из Египта, музей истории и другие культурные объекты.
     В Магдебурге нас поселили в гостинице штаба Западной группы войск. Здесь нам было удобно, близко к заводу - 10-12 минут пешком. Вход на территорию штаба по советскому паспорту, да и вокруг все наши - и служилые и вольнонаёмные. Переводчицей у нас была фрау Кляйн, главный конструктор завода - герр Мюллер. Первоначально г-н Мюллер недоумевал, зачем мы приехали – он считал, что производимые заводом экскаваторы ШРС- 160 работают во многих странах, и никто не предъявлял ни одной рекламации, но когда я высказал замечания по целому ряду неудобств, возникающих при эксплуатации в условиях Павлодара, его настроение изменилось в положительную сторону, там более, что мы намеревались заказать до десятка экскаваторов. Проанализировали все узлы машины и составили соответствующий документ, в результате которого возник модернизированный экскаватор ШРС-280. Поставленные на завод в конце 70-х - начале 80-х годов экскаваторы показали себя хорошо, и, возможно, работают и сегодня.
     На такой мажорной ноте оканчивалась моя деятельность на Павлодарском алюминиевом заводе. Можно было подводить итоги. Это был самый плодотворный период моего становления и созревания как специалиста. Отмечу, что возложенные на меня надежды Министра В.Г. Березы, главного механика Казминцветмета А.С. Донченко и первого заместителя министра И.А. Стригина по приведению оборудования завода в стабильно работоспособное состояние я оправдал.
     Главное, что удалось сделать:                                         
     - привить ремонтникам и технологам уважение к системе ПНР основных фондов завода;
     - обеспечить внедрение системы ПНР для всех видов оборудования (от громадных печей до запорной арматуры) и зданий и сооружений;
     - создать полный комплект чертежей на оборудование и необходимый объём запасных частей и узлов;
     - провести модернизацию основного оборудования - вагоноопрокидывателей, печей спекания, холодильников, конвейеров и др., с применением прогрессивных ремонтных технологий (сетевое планирование, узловой и машинно-сменный методы ремонта, принудительная профилактика и др.) с применением новейших износостойких материалов (хромоникелевые сплавы, титан, резина, полиуретан, наплавка и др.), что обеспечило его нормальную работу в межремонтный период;
     - развить мощности ремонтно-механической базы, включая литейное производство (литья с 2,1 до 9,2 тыс. т в год), мехобработку, сборку резервного оборудования и его ремонт, инструментальное хозяйство и др. до объёмов, обеспечивающих собственную потребность завода и плановые поставки по кооперации;
     - и, наконец, главное - сформировать коллектив единомышленников, способных решать самые сложные задачи по обеспечению работоспособности завода, который за этот период достиг проектной мощности (1 млн т/год).
     Заканчивая работу на заводе я с благодарностью отмечаю ту большую помощь, которую оказали руководители Казминцветмета в становлении ремонтной службы завода - министр Вениамин Григорьевич Береза, первый заместитель министра Мухит Кульжанович Бупежанов, много раз бывавший на заводе и решая различные проблемы, Александр Степанович Донченко - главный механик КазМЦМ, Гордей Григорьевич Тесленко и Андрей Игнатиевич Висковский - заместитель главного механика КазМЦМ и Лидия Семёновна Одарюк - главбух КазМЦМ. С их помощью не только ремонтная служба, но и завод в целом вошёл в число флагманов предприятий отрасли на многие годы.
     Я расставался с коллективом и заводом, проработав ровно семь лет, но любовь и уважение осталось на всю жизнь.
     За свою работу на заводе я заработал орден, медаль, пять нагрудных знаков, три почётных грамоты и запись в книгу почёта завода.
     С чувством выполненного долга, но с грустью от расставания с сослуживцами, друзьями и товарищами я покидал завод, хотя знал, что дружба остаётся навсегда.

http://s8.uploads.ru/t/iQ73W.jpg

ПАЗ. Прощальное фото с коллективом ОГМ. (Август 1975 г.)

Продолжение следует.

Отредактировано lev milter (2014-01-11 13:31:41)

25

Какие объемы работ. какие задачи и какие люди! По-моему. сейчас уже не ставится перед производством ТАКИХ задач, да и кому они по силам? Потому и производство развалилось...

26

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

     (Здесь опускаются главы, в которых Руслан Николаевич Базилев рассказывает о своей многогранной деятельности в качестве руководителя некоторых Главков Министерства Цветной Металлургии СССР, об участии в множестве семинаров и симпозиумов, о своих рабочих посещениях более сотни предприятий отрасли в СССР и за рубежом, о впечатлениях от поездок по стране и в зарубежные страны. Содержательно и драматично в книге освещены события периода «Перестройки».
      В семье Р. Н. Базилева сохранилось несколько экземпляров книги «Записки механика». Татьяна Руслановна – дочь Базилева – любезно предложила раздать в дар оставшиеся экземпляры книги людям, интересующимся её полной версией. Через меня можно узнать, как связаться с Татьяной Руслановной по этому вопросу. Сообщите свои координаты – e-mail или № телефона –  и я с Вами свяжусь.  Л. М.)

***

     Жена, семья
     
     Сейчас, кажется, пора осветить еще одну сторону личной жизни, потому что начиная с первых дней 60-х годов все мои решения я уже принимал не один. У меня появился прочный тыл, на который я опираюсь уже более 50 лет, и он меня ни разу не подвел, а только помогал крепко устоять на ногах и принимать наиболее правильные и рациональные решения. Это случилось так.
     6 декабря 1959 г. я с группой сотрудников металлургического завода должен был лететь в Магнитогорск. Вылет отложили на утро 7 декабря из-за неприбытия самолета из Алма-Аты.
     Мы собрались идти на ночь в гостиницу, но в этот момент сел самолет из Караганды, в зал ожидания вошло несколько человек с сумочками, узелками, чемоданами, авоськами, сложили это в угол зала ожидания и ушли продолжать полет в Алма-Ату.
     С узелками осталась девушка лет 23-24-х и меня что-то толкнуло спросить её, что она намерена дальше делать и куда ей нужно добираться, тем более, что нас ожидает дежурная машина из гаража комбината.
     Но пока мы разговаривали, мой напарник Г. А. Пекур машину отпустил. Девушка решила эту ночь провести в гостинице, а утром уехать в город рейсовым автобусом. Я помог ей донести узелки и авоськи до комнаты в гостинице, и мы разговорились. Оказалось, что её зовут Нина Ивановна Разливаева, этим летом кончила Карагандинский Медицинский Институт, врач-лечебник. Госздрав определил её заводским врачом на завод обработки цветных металлов. Она не замужем, и не была, ездила в Караганду на праздничные дни (тогда еще 5 декабря был праздник - день Конституции!), и 7 декабря ей нужно на работу.
     Видимо мы друг другу понравились, так как незаметно проговорили с полдвенадцатого до пол-третьего ночи.
     Первый автобус в город шел в половине восьмого. Я помог ей упаковать узелки, проводил к автобусу и напросился в гости после командировки, тем более, что жила она с подругой в доме № 28, где я бывал у моего друга по техникуму Леши Чернова.
     Приехал я из командировки 19-го, а 21 декабря, в своей день рождения, пошел в ДК металлургов на какой-то симфонический концерт и по окончании в раздевалке увидел её и предложил отметить день рождения.
     Они с подругой подумали, что я блефую, но у меня был с собой паспорт, посмотрев который они поверили. В результате проведенного вечера я понял, что, кажется, встретил ту половину, которой мне так недоставало. Тем более что мне уже стукнул 31 год, получил должность, где нужно быть солидным самому и иметь соответствующую семью. А тут еще и влюбился, как пацан. Стояла задача добиться, чтобы Нина стала моей женой. Я познакомил её с моими друзьями, мы хорошо встретили новый 1960-й год, я очень старался ей понравиться.
     В середине января я уехал в Алма-Ату на сдачу экзаменов за III курс, но вместо четырех экзаменов и трех зачетов сдал только два и два. Больше не мог. Мне почему-то казалось, что пока я езжу, кто-нибудь уговорит её, и она выйдет замуж за другого, тем более, что претенденты были. А я уже старый, да еще с хвостом грехов молодости...  Слава Богу - я ошибался.
     Вернувшись из Алма-Аты, я сделал предложение, и она ответила согласием.
     Зарегистрировали мы свой брак 28 февраля 1960 года. Свадьбу отметили скромно. Приехали родители Нины - Иван Семенович и Мария Анисимовна, была её подруга Лида, с моей стороны Михаил Шмулёв, матушка. Других не помню, хотя был еще кто-то.
     Мои друзья брак наш приняли с удовлетворением, враги- со злобой. Но я пытался максимально оградить её от каких-либо неприятностей, особенно в первые годы совместной жизни.

http://s8.uploads.ru/t/vl9iz.jpg

С Ниной Ивановной после регистрации брака. (Март 1960 г.)

     А где-то в апреле 1960 г. я поехал в командировку в Караганду и познакомился почти со всеми членами семьи Разливаевых, которых оказалось очень много.
     Дедушка Семен Фомич, отец, мать, братья Саша, Петр, Юрий, сестра Анна, снохи Раиса, Екатерина, Нина, племянницы Люба, Наташа, Таня, племянник Лёнька, свояк Степан Иванович, тётя Тоня, у которой 15 детей, следовательно, 15 двоюродных братьев и сестер, и другая родня.
     Из всей этой «толпы» мне очень понравилась Танька, которой было примерно 5 лет. Оказывается, Нина её тоже любила, и мы замечтали, чтобы и у нас была Танька.
     В этой командировке родители Нины подарили нам холодильник «Зил-Москва», который мне удалось отправить контейнером в Балхаш и который пашет до сих пор (уже больше 45 лет!)
     Что я узнал об этом семействе?
     Они- коренные донские казаки области Войска донского. Проживали Разливаевы на хуторе Красном Николаевской станицы Сталинградской области. В 30-х годах ХХ века, когда наступила пора сплошной коллективизации, их семейство было раскулачено и выслано в начинающуюся Караганду. В семье Ивана Семеновича в это время уже были Анна и Саша (1921 и 1925 гг. рождения), а Мария Анисимовна носила под сердцем Петра.
     Так «деданя» Семен Фомич, сын Иван, дочери Антонина и Прасковья и большая часть их потомков-хлеборобов преобразовались в шахтеры и в сумме проработали на шахтах «третьей кочегарки» страны больше сотни лет.
     Иван Семенович начал работать на шахте им. Костенко навалоотбойщиком. В 1932 г. у них родился Пётр, в 1935 году - Нина, в 1940 г. - Юрий.
     В 40-е годы они построили дом в Старом городе Караганды на улице Реконструкция. Семья постепенно превращалась в шахтерскую. Анна Ивановна закончив школу и техникум стала заместителем главного бухгалтера шахты. Александр Иванович окончил техникум и достиг должности Главного энергетика треста «Ленинуголь», крупнейшего в Карагандинском бассейне.
     Юрий Иванович окончил Карагандинский политехнический институт и позже работал в шахте начальником смены.
     Пётр Иванович образования не получил, но, работая в шахте слесарем, в начальство не рвался.
     Муж Анны Ивановны Степан Иванович позже шахтер-навалоотбойщик, после аварии в шахте, где его привалило, перешел на пенсию.
     И только Нина, окончив мединститут, связала свою жизнь с металлургом.
     Очень жаль, что Иван Семенович прожил недолго и в марте 1965 г. на 64-м году жизни умер, как мы посчитали, случайно. Ему к дому подвезли машину угля и выгрузили за калиткой. Он решил самостоятельно его перебросить в угольный сарай и, никого не позвав на помощь, в течение нескольких часов, вспомнив молодость, занимался перевалкой с помощью лопаты. И что-то внутри надорвал... Прожил после этого всего несколько недель. Очень жаль!!! Настоящий был мужик.
     У нас установились очень хорошие взаимоотношения, и я считал, что это надолго. В этот период я даже перестал ощущать свою безотцовщину, угнетающую меня с начала Отечественной войны.
     За период 1960-1965 г.г. мне много раз приходилось быть в Караганде в командировках, отпусках.
     Даже в 1961 году меня чуть не перевели в Совнархоз главным механиком управления цветной металлургии (почти сагитировали Г.К. Нестеренко и Меклер И.Т.).
     По вечерам у нас с Иваном Семеновичем частенько за банкой «Коньяка Три Свеклы» шли интересные беседы. Однажды он говорит: «Спасибо товарищу Сталину за то, что переселил нас сюда с Дона». На моё удивление разъяснил, что там бы ни он, ни члены его семьи, кроме выращивания зерна и скота, ничем не занимались. Неизвестно, получили бы дети образование, тем более- высшее. А здесь сам он - заслуженный шахтер всех степей, начальник участка в шахте, дети выучились, пристроены, растут внуки. Особой нужды никто не испытывает.
     Но слова словами, а умер рано... Надорвался!
     Мы с Ниной жили нормально. Верно, в первый год я её ревновал, когда она задерживалась где-то на работе или с подружками.
     Весной 1961 года мы переехали в трёхкомнатную квартиру по улице Фрунзе, дом 28. А в октябре у нас родилась Таня. Первые три с половиной года из дома уезжал только я в командировки или на сессии в Алма-Ату.
     Вместе мы поехали только в октябре 1963 г. в Москву: я- на дипломное проектирование, она- в отпуск, посмотреть Москву. По пути в Караганде с Сашей Гавриловым сдали в политехническом по паре зачётов и уже собрались улетать в Москву, но Таня, которую мы хотели оставить с бабушкой и дедушкой, категорически воспротивилась, ревом ревела почему-то, боясь дедушки. Пришлось мне везти её в Балхаш к другой бабушке, затем возвращаться в Караганду и вместе с Ниной продолжать путь в Москву.
     Там Саша с Володей Ермошкиным уже успели поселиться в общежитии ВЗПИ, а Нину в общежитие не пустили; пришлось ей лезть в комнату через окно, а назавтра уже обустраиваться.
     Нина была в Москве чуть больше двух недель. За это время мы побывали в нескольких театрах, во многих музеях, выставках, самых главных магазинах и даже в Лужниках на хоккее ЦСКА - «Химик». Это было наше первое совместное путешествие. Позже путешествия «дикарями» мы совершили в Среднюю Азию (Алма-Ата-Чимкент-Манкент-Ташкент-Алмалык), на Северо-Запад страны (Москва-Ленинград-Рига-Рижское взморье); по путёвкам - круиз по Чёрному морю (все города от Одессы до Поти). Из Павлодара вместе ездили в санаторий Чинабадский в Ташкент, а с переездом в Москву появилась возможность вместе отдыхать в санаториях, принадлежащих Совету Министров. Мы по возможности старались использовать это и вместе побывали в санаториях Пятигорска (им.Кирова), Ессентуков («Москва»), Сызрани («Волжский Утёс»), Ленинграда («Белые ночи»), Москвы («Подмосковье», «Загорские дали»).
     Ездили и раздельно - Нина с Леной теплоходом по Волге, а я с Таней и Леной на Азовское море. Но я забежал вперед.
     В феврале 1966 г. у нас родилась Леночка. Имя выбрала Таня. Пока мы жили в Балхаше, Нина переквалифицировалась из лечебника и заводского врача - в эндокринолога и стала работать в основной городской поликлинике, почти рядом с домом.
     В 1967 г., после отъезда А.В. Иванова главным инженером Алмалыкского комбината, нам отдали его квартиру в лучшем доме города «доме мастеров медьзавода». Это была трехкомнатная квартира с квадратными комнатами, высокими потолками, большой кухней (12 кв. м), ванной, кладовой, лоджией. Против дома находился дворец культуры металлургов, сзади дома - школа, в которую с 1968 года начала ходить Таня.
     Условия жизни были очень приличные, и мы собирались там жить долго и с удовольствием. Но прожили менее двух лет и уехали в Павлодар. В какой-то мере было жаль расставаться с Балхашом: мы благоустроились, у нас хорошие друзья - Азбели, Мамковы, Ермошкины...
     У Нины хорошие взаимоотношения в поликлинике. Но она понимала, что переезд в областной центр - это рост, может быть улучшение благосостояния семьи, улучшение условий жизни, климата, воды и др.
     Ведь до 1967 г. мы в городе пользовались озерной водой, по существу, полу-морской, и хотя её очищали,-  никогда мы не пили её некипяченой. (Кстати, эта привычка - пить только кипяченую воду - сохраняется в семье до сих пор, т.е. более семидесяти лет!). Уже к 1965 году у меня появились камни в почках, которые периодически мучили еще 12-13 лет.
     Хорошую воду балхашцам из подземного бассейна Токрау, что в 40 км от города, провели только в 1967 году.
     В Павлодар семейство переехало в марте 1969 г., где нам представили четырехкомнатную квартиру на первом этаже трехэтажного дома образца 50-х годов.
Мы расположились так: бабушка с внучками в левой комнате (2О-21 кв.м), справа - столовая (22-23 кв.м), смежная с ней - наша спальня (16-17 кв.м). Рядом с детской, слева, я в комнате 11-12 кв.м оборудовал кабинет и библиотеку. За всю жизнь это был единственный мой домашний кабинет.
     Нине Павлодарский Горздравотдел предложил должность заведующей поликлиникой судоремонтного завода. Она с трудом на это согласилась и более 5 лет там проработала, но, по-моему, большого удовольствия от этого не получала.
     И когда алюминиевый завод выстроил на нашем поселке «Алюминьстрой» новую семиэтажную поликлинику, она снова вернулась в так любимую ею эндокринологию и с которой уже не расставалась до пенсии (не расстается и сейчас!). Я пропадал на заводе или в командировке, а домашнее устройство, пропитание, воспитание подрастающего поколения ложилось на неё.
     В детсад девочек мы уже не отдавали (как это было с Таней в Балхаше). Таня здесь пошла в 1-й класс и закончила 7 классов, Лена пошла учиться позже и закончила здесь два класса.
     Бабушка в 1974 г. сломала шейку бедра, и на Нину еще на 10 лет навалилась дополнительная нагрузка. Но эта героическая женщина всё выдержала. Её работоспособности и оптимизма, кроме домашних хлопот и неувязок, хватало и на поездки на повышение квалификации, и на турпоездки. Одна из них была очень ответственной - в честь З0-летия Победы по местам боевой славы ветеранов войны - доктором воинского эшелона по маршруту Павлодар-Сталинград-Киев-Закарпатье-Брест. Во время поездки один из ветеранов от переизбытка эмоций умер, и она долго переживала из-за этого.
     В 1973 г. мы купили первый в жизни автомобиль «Москвич 412», я начал осваивать профессию водителя и вместе с Петром Васильевичем Гуковым строить гаражи, здесь же, на Алюминьстрое. Гаражи с погребами мы закончили строить только летом 1974 г., а зиму авто простояло у Ястребинского.
     За 1973-1975 г.г. я наездил всегo 12 тыс, км. Несколько раз ездили в Караганду, Шахан, за грибами в сторону Барнаула (пос. Восточный) и в сторону Омска (Качиры, Федоровка) и др. Однажды нам с Ниной очень повезло с рыжиками, которых мы набрали почти полный багажник. Мы до сих пор считаем, что самые лучшие грибы - это рыжики, хотя в разные годы мы собирали весь ассортимент.
     А «Москвич» в связи с переездом в Москву продали.
     В 1972 году нас очень удивила Таня. В дни проведения летних Олимпийских игр в Мюнхене она организовала дворовые Олимпийские игры, а ведь ей не было еще 11 лет. Она с одноклассницей собрала во дворе чуть ли не всех детей Алюминьстроя в возрасте от 5 до 12 лет, разделила их по возрастным группам, определили виды спорта в которых разные возрасты участвуют, правила соревнований, судейские бригады, порядок награждения и т. д.  Это был бег на разные дистанции, прыжки, борьба, игра в мяч и многое другое. Для наград дети сложились по 2-З рубля, выпрошенные у родителей, и купили шоколадные медали, а также внесли в фонд награждения 1-2 своих игрушек.
     В общем, было очень похоже на настоящие Олимпийские игры, только длились на два дня больше. Откуда такие организаторские способности? После этого Таня «заболела» спортом и эта болезнь длилась почти четверть века.

Продолжение следует.

Отредактировано lev milter (2014-01-12 21:29:47)

27

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

     Период жизни в Павлодаре у меня получился 7 лет.
     Ордер на квартиру в Москве мне вручили в мае 1975 года, и на семейном совете было решено, что Нина с Леной не будут ждать, пока я закончу работать, а поедут раньше, чтобы определиться со школой для девочек, с работой для Нины  (и вообще, чтоб кто-то не «приватизировал» квартиру).
     И опять расставание с хорошей квартирой (в Москве предложили только З-х комнатную квартиру на пятерых), друзьями, товарищами, привычками, устоявшимся бытом.
     Успокаивало только признание Нины о том, что она всю жизнь мечтала жить в Москве. Надо же! Призналась в желании через 15 лет совместной жизни! Но я рад, что нечаянно исполнил её мечту.
     В Москве Нина проявила полную самостоятельность, как будто здесь жила всегда. Быстро прописала и себя, и меня, определила девочек в школы, устроилась на работу в рядом расположенную поликлинику № 90 эндокринологом, организовала циклёвку полов и их лакировку, покупку спального гарнитура, стенки и др.
     Я просто не мог нарадоваться, что у неё всё это легко и ловко получается.
     Да и в последующие годы, пока я работал в Управлении главного механика и по 100-120 дней в году был в командировках, она продолжала быть по существу главой семейства и хранительницей домашнего очага.
     Таня в 1978 году окончила 10-й класс и хотела поступить в Московский областной педагогический институт с намерением пойти по спортивной стезе. Но не сумела при приеме сдать спортивные дисциплины (не толкнула ядро!); набор был для волейболисток, а у неё рост 160 см.
     Но увлечение спортом у неё не пропало. Поступив на работу во дворец пионеров на Ленинских горах была связана со спортом, а в следующем, 1979 году, поступает в ЦГОЛИФК (Центральный Государственный Ордена Ленина Институт Физкультуры и Спорта), самый привилегированный институт спорта, и успешно его заканчивает. И опять всеми проблемами Тани занималась Нина Ивановна.
     Наша младшая дочь Лена росла спокойной, всё понимающей девочкой, в 1983 году блестяще закончила школу № 21 с математическим уклоном и хотела поступить на физмат в МГУ, но её намеренно завалили на экзамене по математике, предложив нерешаемую задачу. А она в ответе не написала, что задача нерешаема.
     Рассердилась Лена на МГУ (тем более, что репетитор по математике был преподавателем в МГУ), забрала документы и легко поступила в Московский институт электронного машиностроения (МИЭМ), что на Покровском бульваре. В 1988г. она получила диплом инженера-математика.
     В 1984 г. умерла матушка. Таня закончила институт, у нас появился дачный участок и опять забот полон рот.
     Таня выходит замуж и принимает решение куда-нибудь уехать с мужем на самостоятельную жизнь и работу. Я переговорил с директором комбината «Североникель», что в г. Мончегорске Мурманской области, Геннадием Петровичем Ермаковым, и он пригласил молодоженов на работу во дворец спорта на тренерскую работу.

http://s8.uploads.ru/t/2FG3z.jpg

С Ниной, Ивановной и дочерьми Татьяной и Еленой. (Москва, март 1984 г.)

     Через год Таня приехала, родила Саньку (в роддоме № 25 на Ленинском проспекте) и через месяц улетела в Мончегорск. Конечно, Нина её с Санькой сопровождала.
     А еще через два года Таня с мужем покинули Мончегорск и вернулись к нам. Жить стало тесно. Заканчивала институт Лена, и уже надо была думать о следующей свадьбе.
     Она состоялась летом 1988 года, и наша Лена стала Ярошевской. Заняли они с Мишей маленькую комнату. В квартире оказалось три семьи на три комнаты.
     Я обратился к руководству Министерства помочь в решении проблемы жилья.
     Мне пошли навстречу, и в 1989 г. для Тани выделили двухкомнатную квартиру на ул. Сухонская, д.7 у метро «Бабушкинская». Там же 15 июля 1990 г. родился внук Андрей, в день металлурга. Проблема начала разрешаться.
     А у нас в феврале 1990 г. родился внук Кирилл.
     Позже, в 1994 г. с уездом матери и сестры Миши Ярошевского в Америку, Миша, Лена и Кирилл перебрались на Уланский переулок, и мы остались одни.
     Дальше истории семей наших дочерей пошли самостоятельным путём. Но благодаря усилиям Нины Ивановны - мы остаемся единой семьей - все праздники, дни рождения и др. события отмечаем вместе, при необходимости во время поездок - подменяем друг друга в обеспечении едой и др.
     С переездом в Москву у нас появилась узаконенная возможность ездить в санатории, подведомственные Совету Министров СССР.
Моя путёвка на 26 дней оценивалась в 50% стоимости (это 90 руб.), а для Нины - по полной стоимости (180 руб.). Эти цены наш бюджет не отягощали, и мы побывали во многих санаториях.
     Позже после 1992 г. Нина Ивановна «заболела» познанием Европы, и она чуть ли не ежегодно совершает автобусные экскурсии в Париж, Лондон, Рим, Хельсинки и др. столицы и города Старого Света. Что же, пусть смотрит, я не против.
     В 1990 г. Нина оформляет пенсию и помогает Лене растить Кирилла. Но главная забота дача. Впервые мы получили дачу в 1982 г. в дачном поселке Лесные Поляны Тарасовского сельского округа Пушкинского р-на Московской области. Это была четверть дома, бывшего когда-то зданием пионерского отряда. Была комната, кухня, веранда и участок земли в 250 кв.м. дача предназначалась только для летнего отдыха в период с 1 мая до 1 сентября под эгидой ХОЗУ Совмина СССР.
     Семьи могли жить в этот сезон безвыездно, а работников Министерства вечером привозили на автомобиле, а утром увозили к началу рабочего дня. Дачный участок находился в 30 км от Ярославского вокзала, ж.д. платформа Зеленый Бор по дороге на Фрязино. дачный участок примыкал к платформе. Цена билета от Ярославского вокзала до Зеленого Бора -25 копеек.
     В 1983 г. Федор Павлович Ельцев - главный механик - освободил занимаемую им дачу № б в связи с приобретением собственной на юге области, и мы переехали туда до 1991 года.
     На этой даче у нас рос Саша, сюда же летом 1990 года привезли Кирилла и сразу же после роддома привезли и Андрея.
     Мальчикам здесь было комфортно. В дачном доме было две комнаты, кухня, большая веранда и вся инфраструктура. Газ - в баллонах.
     Территория вокруг дома - 900-1000 кв. м (границы между участками были условными). Если на прежнем участке мы садом-огородом практически не занимались (да и ничего не разрешалось кроме отдыха), здесь мы занимались выращиванием клубники, была большая плантация малины, кусты красной и черной смородины, крыжовника, от прежних хозяев остались три сливы, три ствола яблонь (неплодоносящих), осенью росли грибы. В общем забот об огороде было достаточно, но ягодой пользовались.
     С началом перестройки, когда началась приватизация дачных домиков, мне досталась половина дачи № 186. Позже определились границы и площадь участка - 755 кв. м. Здесь ранее кроме цветов ничего не росло, участок был не благоустроен, земля как пустыня. Мы с Ниной Ивановной начали как-то благоустраиваться с учётом того, что это уже личная собственность и может передаваться по наследству (раньше с уходом работника с должности - дача переходила к другому).
     В 1992 г. дачники образовали дачный потребительский кооператив (ДПК) «Лесные Поляны», и мы стали его членами. Приобрели и устроили тепличку размером 12 м2, металлический гараж, после, за два года выстроили баньку 2,4х4 м (собственными силами), обособили периметр участка кустарником, посадили несколько кустов смородины и ежевики, пяток стволов сливы, обустроили несколько грядок, но больше всего было цветов. для внуков соорудили домик, песочниц качели. В доме определили от-дельную комнату.
     На этой даче дорогие наши внуки и выросли. В 2010 году Саше уже 25 лет, Кириллу и Андрею уже по 20 лет! Ребята нормальные - не курят, не «нюхают», здоровье отличное. Саша окончил 9 классов и колледж с компьютерным уклоном. Кирилл и Андрей - студенты 3-го курса разных институтов.
     Их биографии не привожу - пусть пишут сами, но в последние годы я всё чаще чувствую, что мы живём в разных веках. Когда они начинают разговаривать между собой - я слышу «файл», «байт», «блог», «ноутбук», «плеер», «матрица», «смартфон», «дисплей», «клёво», «степуха» и т. п., мне кажется что мы живем в разных цивилизациях, и хочется, чтобы государство организовало для стариков «ликбез» по изучению этого «сленга». Буду надеяться, что когда-нибудь они вернутся к нормальному русскому языку.
     Но вернемся к Нине Ивановне. Последние 20 сезонов на даче хозяйка положения была только она. Когда она всё успевала (и успевает!), непонятно. Во-первых, нужно было накормить эту ораву мужиков 3-4 раза в день (по выходным еще приезжали родители внуков). Затем работы на огороде: посадка, уход, бесконечный полив, уборка (если есть урожай), организация хранения (включая засолку, варенье и т.п.).
     В общем, и мать семейства, и хранительница очага. Дай ей Бог здоровья на многие годы!

http://s8.uploads.ru/t/ROVvj.png

С Ниной Ивановнонй в день золотой Свадьбы в ЗАГСе. (Москва. Март 2010 г.)

     А у меня функции вспомогательные: вскопать, прибить, обрезать, что-то пересадить, накрыть теплицы, уплатить взносы... В этом, 2010 году мы отметили несколько юбилеев: золотую свадьбу (февраль), 35 лет жизни в Москве (июль), 75-летие Нины Ивановны (сентябрь), 25-летие внука Александра (октябрь), 20-летие внуков Кирилла (февраль) и Андрея (июль).
     Впереди другие юбилейные даты. Жизнь продолжается!

Продолжение следует.

28

lev milter написал(а):

Их биографии не привожу - пусть пишут сами, но в последние годы я всё чаще чувствую, что мы живём в разных веках. Когда они начинают разговаривать между собой - я слышу «файл», «байт», «блог», «ноутбук», «плеер», «матрица», «смартфон», «дисплей», «клёво», «степуха» и т. п., мне кажется что мы живем в разных цивилизациях, и хочется, чтобы государство организовало для стариков «ликбез» по изучению этого «сленга». Буду надеяться, что когда-нибудь они вернутся к нормальному русскому языку.


Что мне нравится в повествовании Базилева- это как он умеет переключиться от делового стиля к простому разговорному, и что при этом у него есть такие вот моменты, где я смеюсь почти до слёз!  :crazyfun:

29

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.     

     О религии

     Я уже упоминал, что в 1929 г. был крещён. Но отец - атеист, сам - пионер, комсомолец, коммунист и на всех этапах сталкивался с антирелигиозной пропагандой.
     Но после 40 лет - с переездом в Павлодар - в сознании что-то изменилось.
     Во-первых, я начал активно приобретать литературу древней Греции и Рима и очень увлёкся мифологией. У них, оказывается, на каждый чих свой бог. Нашёл я и своего бога Гефеста, умельца от кузнеца до строителя медных домов на Олимпе. От этой «влюблённости» я даже написал целый цикл стихов.
     В последующие 40 лет я прочёл почти всю Библию, ряд книг о жизни Иисуса Христа, Коран, ряд книг о происхождении человечества (не Дарвина!), и всё больше убеждаюсь, что какая-то высшая сила есть! Может быть, она называется «Всемирный Разум» или «Бог», но он один на всех, независимо от того, как называется религия - христианство, мусульманство, индуизм, иудаизм. И этот «Всемирный Разум» влияет на всех на всех, независимо, поклоняется он ему или нет.
     Перебирая в памяти случаи, когда мне грозила смертельная опасность (под колёсами рудного состава, дважды над пропастью в горах Бектау-Ата и др.), и в мозгу уже проносились странички жизни. Кто-то отвёл беду и сохранил жизнь и здоровье.
     У меня вся семья - крещёные православные христиане - отец и мать - до революции, жена, дети, зятья, внуки - в постсоветский период. И я с уважением отношусь к их вере, праздникам, молитвам.
     И верю в то, что в создании человека, сначала мужчины, а позже женщины, участвовали боги (или близкие к ним по разуму), потому, что сами по себе такие существа появиться не могли. Уж очень сложное устройство!
     Можно говорить, что «это природа создала», но почему-то за последние 5-б тысяч лет, пока человечество ведёт летоисчисление, природа не создала ни одного существа, только ранее созданные исчезают. Так что мнение о том, что человека создали боги (или Бог), мною принято.
     Вопрос только о времени, когда это произошло.
     Мне наиболее импонируют две версии. Первую излагает И. Катюнин - человек, связанный с космическими делами, в своей книге «Кто мы такие? Откуда мы?».
     По его версии, люди высокой цивилизации переселились на Землю с погибшей десятой планеты Солнечной системы - Фаэтон.
     Вторая предполагает, что боги с планеты Нибиру пятьсот тысяч лет назад высадились на Землю добыть для своей планеты много золота.
     Сначала добывали сами, но труд оказался очень тяжёлым, и они заставили своих богинь рожать рабов для выполнения тяжёлых работ. Это произошло примерно 450 000 лет назад.
     Прошло ещё 150-200 тысяч лет, и богини взбунтовались и потребовали эмансипации.
     Тогда боги решили создать в пару рабам женщину, но не как новое существо, а путём некоторой переделки мужчины-раба. Задачей ставилось освободить богинь от размножения рабов и их обслуживания.
     После выполнения своей задачи по добыче золота, когда орбита планеты Нибиру соприкоснулась с орбитой Земли, боги убрались восвояси, а рабы остались, размножались и по инерции борются за золото только между собой. Хотя боги обещали вернуться.
     А потомки тех рабов, помня, что боги были, начали раскручивать память о них каждый на свой манер. У одних народов, вроде греков, их было до тридцати тысяч, поскромнее у монголов всего 108, у других - вообще до десятка, но нет народов, которые бы не имели богов.
     При новом летоисчислении большинство народов пришло к убеждению, что Бог один и общий. Только у разных народов называется по-своему - Всевышний, Аллах, Яхве, Будда и др. Так что похоже, Бог существует.
     Не знаю, чего во мне в конце жизни будет больше - атеиста или верующего?

     О культуре

     На девятом десятке я задумался о влиянии культуры на моё развитие, мировоззрение, идеологию.
     Поскольку сознательная жизнь начиналась в Балхаше, вдали от цивилизации, я мог пользоваться тем, что там было.
     В первую очередь это кино. Все фильмы, прокрученные в городе за 30 лет моего пребывания там, я просмотрел и многие по несколько раз. В их числе «Три сестры», «Броненосец «Потёмкин», «Если завтра война» и др. Любимым был фильм «Чапаев».
     До 1949 г. в городе действовал Областной русский драмтеатр.
     За период с 1938 по 1949 годы сначала на детских, позже на обычных спектаклях я просмотрел весь репертуар театра.
     Это способствовало тому, что я полюбил театр, и когда появилась возможность выезжать в другие города, где есть театры, я обязательно ходил туда чаще, чем в другие места.
     Началось с Алма-Аты. Поехав туда в 1955 г. на сдачу экзаменов в ВЗПИ, а просмотрел в оперном театре все оперы и балеты месячного репертуара, а позже в период до 1965 года просмотрел весь регпертуар театра.
     Кроме того, несколько раз был в Уйгурском драмтеатре на русскоязычных пьесах.
     В начале 1960 г. в Алма-Ате мы с другом побывали на новогоднем балу в оперном театре, где впервые услышали молодого И. Кобзона, юную Эдиту Пьеху и болгарку Лилию Иванову, за которыми слежу уже полвека и очень рад, что они стали великими и народными.
     Когда же я попал на полгода в Москву на дипломное проектирование, удовольствию не было предела.
     Я сам или с Друзьями-однокурсниками Сашей Гавриловым, Володей Ермошкиным и Василием Власовым с октября 1963 г. по март 1964 г. побывали почти в 80-ти кинотеатрах столицы, в большинстве театров, цирке, причём ни по одному разу, включая Большой и Малый, ТЮЗ, Кремлёвский, Вахтангова, Гоголя, Оперетты, «Ромэн», Концертный зал «Россия», Кукол Образцова, Ермоловой.
     Позже, бывая в командировках, сумел побывать в Свердловском театре оперетты, Краснодарском оперном, Ленинградском БДТ и др.
     А с переездом в Москву при каждой возможности бываем Ниной Ивановной и в театрах, и на концертах, хотя в последние годы редко.
     Музеи - это отдельное увлечение, как и театры. Тут вспоминаются и грандиозные и небольшие. Из серьёзных, которые удалось посетить - Эрмитаж и Русский в Ленинграде, Грановитая Палата, Третьяковка, музеи Кремля, Исторический, Изобразительных искусств им. Пушкина, музей Ленина, истории Великой Отечественной войны в Москве, Исторический и египетских древностей в Берлине, Исторический и Буддийский в Улан-Баторе.
     И в то же время маленький музей в Ачинске «Геологоантропологический и трудовой славы» Ачинского ремстройуправления. Здесь начальник управления Виктор Николаевич Равнушкин с любителями-«палеонтологами», проводя раскопки доисторического городища, создали экспозицию находок вещей, изготовленных пращурами до Рождества Христова.
     Должен заметить, что с возрастом интерес к музеям не исчезает, и мы с Ниной Ивановной периодически посещаем и Третьяковку, и Исторический, и другие.
     Памятники, которые мне удалось увидеть и как бы прикоснуться к истории, которую я очень люблю, это:
     - в Волгограде – памятник Родине-матери, мемориал и могилу маршала Чуйкова В. И., дом Павлова и др;
     - в Мурманске - памятник Матросу - защитнику Севера;
     - во Владивостоке - групповой памятник героям Гражданской войны и мемориальную подводную лодку С-59 (музей);
     - на Бородинском поле - памятник русским воинам битв с 1812 г. 1941 г.;
     - в Тбилиси - памятник Георгию Саакадзе;
     - в Ленинграде - памятник Петру I, Екатерине II, Пискаревское кладбище, Исакиевский собор, Александро-Невскую лавру, Кронштадт с знаменитым собором, дворец князя Юсупова, в котором убит Г. Распутин;
     - в Великом Новгороде - памятник тысячелетию России (есть книга);
     - в Киеве - Софийский собор и Киевско-Печорскую лавру, Крещатик;
     - в Загорске - Троицко-Серьгиевскую лавру, духовную академию; - в Одессе - катакомбы, Потемкинскую лестницу, Оперный театр;
     - в Бресте - крепость, памятники;
     - места боевой славы в городах Одессе, Севастополе, Новороссийске, Сталинграде, Киеве, Минске, Смоленске;
     - в Алупке (Крым) - Воронцовский дворец;
     - в Ливадии (Крым) -дворец Николая II, где проходила Крымская конференция с участием Ф. Рузвельта, И. В. Сталина и Черчилля.
     - в Софии (Болгария) - храм Александра Невского - самый главный у православных в Европе.
     И ещё: побывал на шести морях, в т. ч.:
     Баренцевом - на атомоходе «Ленин» (Мурманск);
     Чёрном - теплоходы «Украина» и «Победа»;
     Охотском - на дизельной подводной лодке (Магадан);
     Японском - на подлодке С-59 и теплоходе «Хабаровск» (Владивосток);
     Балтийском - поездки морем в Петродворец;
     Азовском - отдых с Таней и Леной (Приморск, Бердянская коса).
     По выходе на пенсию (после 2003 г.) мы с ветеранами-металлургами и Ниной Ивановной стараемся ездить на экскурсии по Подмосковью для ознакомления со знаменитыми усадьба, монастырями, церквями, местами сражений в Великой Отечественной войне и получаем большое удовольствие.
     Мне хочется, чтобы мои внуки не только увидели бы то, что видел я, но и значительно расширили свои познания в культуре и истории не только на просторах России, но и других странах.

     Увлечения

     У меня, как и у многих моих сверстников в различные периоды жизни рождались или проявлялись увлечения, одни из которых проходили, другие сопровождают всю жизнь.
     Так и у меня. До войны я увлекался шахматами, даже «заработал» IУ разряд, так как тогда гремели гроссмейстеры Эйве, Капабланка, Алёхин, позже Ботвенник и подрастающее поколение восхищалось ими. В последующие годы страсть пропала из-за недостатка времени.
     В пятидесятые я загорелся желанием заиметь собственную библиотечку. Этого мне хватило на всю жизнь, и я счастлив (см. отдельную главу).
     В тридцатые и сороковые годы увлёкся филателией. Коллекционировал марки довоенных событий (папанинцы, ВСНХ и др.) и периода Великой Отечественной войны. Соседям, родителям товарищей приходили фронтовые письма, и я «клянчил» марочку. К отьезду в армию в альбоме было уже около 500 марок. Сейчас бы это была уникальная подборка. Но после службы альбома не оказалось, и от обиды я марками больше не занимался.
     В шестидесятые годы, когда я начал ездить по Советскому Союзу, появилось желание в каждом посещаемом городе, месте приобрести герб города или значок с его названием. Но сначала выпускались значки с новыми интерпретациями гербов городов (шахты, самолёты, атомы и т.п.), а старинные гербы появились позже.
     За свою жизнь я посетил более ста городов, но значки есть ни от всех, но всего их у меня более 300.
     Последние четверть века приобретение прекратил, как и поездки, но иногда, глядя на этот «иконостас» городов, возникают в основном приятные воспоминания.
     В восьмидесятые годы наступили различные юбилеи предприятий цветной металлургии, и началось изготовление в честь этого юбилейных медалей.
     Какие-то прислали как бывшему работнику, на каких-то я бывал и оказывал какую-то помощь. Короче, таких медалей у меня набралось три десятка. Получилась довольно интересная коллекция. Можно передать в музей истории цветной металлургии, если такой когда-то возникнет.
     В девяностых годах занялся сбором (подборкой) анекдотов.
     К этому времени появились различные сборники, в том числе «Анекдоты от Ю. Никулина», «Анекдоты Омарбека», «Эротические», и другие. Регулярно публекует анекдоты газета «777», которую я покупаю более 10 лет. Вообщем, набралось уже несколько тысяч. На все случаи жизни. Даже не смешно... Но когда бывает плохо, разрядка отличная!
     И ещё. В жизни было две полосы (в конце пятидесиятых и во второй половине семидесятых), когда из меня буквально «пёрла» поэзия. Причину первого периода не помню, а вот второй период был явно связан с вдохновением от работы на заводе, которой я был увлечён, свободы от захлестнувшей меня рутины бытия, от удовольствия переезда и жизни в Москве. А ещё от насыщенных поездок в Монголию, Польшу и по Союзу.
     Потом, когда я перешёл на работу в Управление оборудования, тяга к поэзии исчезла и больше не напоминала о себе.
     Часть попыток «дровяных» стишков - в приложении.

Продолжение следует

30

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

     Моя библиотека

     С приездом в 1937 г. в Балхаш мы оказались жить рядом с Центральным клубом строителей, в котором была довольно обширная библиотека.
     Уже не помню, как получилось, но ещё до поступления в школу, я стал её читателем.
     Детей обслуживали с 10.00 до 14.00, а в читальном зале почти каждый день для детей дошкольного и школьного возраста читали сказки, стихи детских писателей и др. И так весь период каникул до 1 сентября.
     А став учеником, я стал постоянным читателем до весны 1943 г., пока не начал работать. Читал все эти годы много и жадно.
     Зав. библиотекой, дорогая милая старушка, Зоя Сергеевна Балмышева - её знали и любили почти все балхашцы того поколения, и библиотекарь Анна Николаевна - тоже невысокая изящная застенчивая женщина с большими серыми глазами с искорками - иногда укоряли меня, когда в один и тот же день я приходил к ним дважды и часто расспрашивали о содержании той или иной книги, дабы убедиться, что я её прочёл.
     Кстати, это выработало у меня привычку читать книгу внимательно и от начала до конца.
     Уже в те годы у меня появилось желание иметь собственную библиотеку, чтобы без конца не бегать и не лазить по полкам чужих библиотек в поисках чего-нибудь интересного и нужного. Это желание усилилось, когда я учился в техникуме, когда большинство предметов пришлось изучать по конспектам или краткому ознакомлению в читательском зале библиотеки.
     Особо остро я почувствовал недостаток книг во время службы в Советской армии.
     Из почти пяти лет службы радиотелеграфистом обеспечения полётов бомбардировочного полка, в течение двух лет я по ночам дежурил в службе ВНОС по «засечке» иностранных самолётов, движущихся к границам СССР.
     Какие-то ночи были напряжёнными, а в какие-то не приходилось принимать ни одной радиограммы, что означало - на границе спокойно!
     В такие дежурства я постоянно что-то читал. Брал книги у товарищей по взводу связи, у знакомых офицеров нашего батальона и авиаполка. Но это было не часто. Библиотеки в гарнизоне не было, а книг на руках было очень мало. И когда, после демобилизации, я в 1955 году поехал в Алма-Ату сдавать приемные экзамены в институт, почти все деньги, которые взял с собой (2ООО руб.) я потратил на покупку книг, в основном букинистических (магазин на ул. Гоголя).
     В основном это были книги классиков, и они стали началом моей библиотечки. Август 1955!
     И эта страсть во мне живёт все эти годы. Может быть это уже болезнь, т.к. при виде хорошей книги у меня пробуждается какой-то азарт, как у кота при виде мыши. Чаще всего азарт кончается закупкой.
     Сейчас моя библиотека насчитывает уже более 4 тысяч томов, а набор книг таков, что почти по каждому вопросу или событию я могу получить сведения, не выходя из дому.
     Правда, в библиотеке почти нет современных детективных и «мыльных» романов и повестей, за исключением тех, что входят в собрания сочинений классиков русской и мировой литературы.
     В 1960 году моя библиотека стала «Нашей», т.к. Нина Ивановна привела с собой «Медицинскую энциклопедию» в 35 томах, «Руководство по внутренним болезням» в 10-ти томах и много другой медицинской литературы. Позже её пополнение шло за счёт книг по эндокринологии.
     Что же, о ком и о чём можно прочесть в нашей библиотечке? Здесь можно найти:
     - Древних историков и классиков - Геродота, Страбона, Гомера, Фукидида, Апулея, Овидия, Транвилла, Горация, Платона, греческую мифологию;
     - Несравненных средневековых поэтов Персии - Фирдоуси, Омара Хайама, Ибн-Сина, Фурка-та, Шврази, Навои, Низами и других;
     - Средневековых писателей и поэтов - Данте, Петрарку, Кретьен-де-Круа, романы, повести;
     - Философские воззрения Руссо, Макиавелли, Борингброка, Влаватской, Ницше, Д.Андреева и др.;
     - Собрания сочинений русских и советских писателей, в том числе академическое издание сочинений А.С. Пушкина, изданное к столетию его гибели в 16 томах (20 книг), М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, И.И. Новикова, А.Ф. Писемского, А.К. Толстого, А.И. Куприна, А.П. Чехова, А.И. Бунина, А.М. Горького, А.Н. Толстого, С.А. Есенина, Ильфа и Петрова, М.А. Шолохова, В.В. Маяковского, К.М. Симонова, Ф. Парфенова, Айни, Гамсахурдиа и других;
     - Собрания сочинений зарубежных писателей О. Бальзака, Г. Гейне, Я. Гашека, А. Конан-Дойля, Э. Золя, Ч. Диккенса, Д. Лондона, Ги де Мопассана, П. Мериме, Т. Манна, Р. Роллана, Стендаля, Р. Сабатини, М. Твена, Сервантеса, А. Франса, С. Цвейга, Валшиевского и других. Кроме того, книги А. Дюма, Ж. Сименона, И. Стоуна, Х. Бидструпа, Э. Войнич, К. Гоцци, И. Гёте, Т. Драйзера, Ф. Купера, В. Гюго, Ш. Петефи, Э. Хемингуэя, Ж. Верна и многих других.
     За полувековую историю моей библиотеки приоритет в разные годы отдавался разным направлениям. Так в пятидесятые годы предпочтение отдавалось собраниям сочинений классиков; в шестидесятые годы - поэзии (в библиотеке есть книги почти всех поэтов ХХ века - кроме диссидентов); в семидесятые годы увлечение сосредоточилось на античной литературе; в восьмидесятые - на истории России и истории других стран.
    В девяностые годы в связи с бузой в государстве интерес к литературе пропал, поскольку вместо литературы на полках магазинов появилась мразь в которых воспевались убийства, воровство, проституция и другие мотивы, направленные на растление человеческих душ или глумление над историей (Волкогонов, Пушков и др.). Такая пакость!
     Верно, с началом XXI века начала появляться более «спокойная» литература и меня увлекли серии «Великие тайны», «Тайны древних цивилизаций», «Сто великих». Хорошие познавательные серии, написанные квалифицированными людьми, и их с удовольствием читают и дети и внуки.
     Но перечислил я только сезонные увлечения.
     А есть увлечения постоянные и долголетняя любовь.
     Все эти годы, начиная с конца 50-х, я увлекаюсь серией «Жизнь замечательных людей», которых только этой серии больше 320 ед.
     Эти книги выпускаются с 1933 года по 12-18 наименований в год, их нельзя приобрести по подписке, и они моментально расходились в магазинах. Поэтому собрать такое приличное количество стоило серьёзных усилий в течение многих лет.
     Параллельно с серией «ЖЭЛ» приобретались и другие серии той же направленности: «Пионер - значит первый», «Пламенные революционеры», «Жизнь в искусстве», а так же разрозненные издания.
     Всего же в библиотеке можно ознакомиться с биографиями, пожалуй, более 2000 человек.
     Второй трепетной любовью на протяжении этого пятидесятилетия (1956-2006) является серия «Военные мемуары» и литература к ней тяготеющая. Увлечения этой серией связано больше всего с участием в Великой Отечественной войне отца и сообщения о том, что он пропал без вести, хотя погиб в самый разгар нашего наступления под Москвой в первые дни января 1942 года.
     Я тщательно искал упоминаний о 1271 стрелковом полке в книгах воспоминаний Батова, Рокоссовского, Еременко, Г.К. Жукова и др. полководцев. Но нашёл только в 2007 г. в книге маршала Шапошникова «Битва за Москву», что этот полк входил в состав 387 с/д 61А и находился в тот момент в составе Западного фронта.
     Книг этой серии около 200.
     Так-же в библиотеке большой раздел занимает историческая литература, начиная от Геродота и Тацита, «Истории государства инков» и «Истории ХIХ века» до краха СССР.
     Есть всё о Рюриковичах и Романовых, дворянских родах и советских государственных деятелях и военачальниках.
     Исторической литературы более 300 томов.
     А ещё в библиотеке много энциклопедических изданий - «Мир животных», «Мир растений», «Детская энциклопедия», «Толковый словарь» Дали и др.
     Имеется техническая литература (по специальности механика), спортивная (об олимпиадах и футболе).
     Кроме книг, нужную из которых легко отыскать по имеющемуся каталог в библиотеке имеются ряд периодических изданий, в т. ч.:
     - «Известия ЦК КПСС» - весь выпуск;
     - Журнал «Роман-газета» за 1982-1991 г.г.;
     - Журнал «Новый мир» за 1983-1991 г.г.;
     - Журнал «Огонёк» за 1958-1 968 г.г.
     За прошедший период жизни большую часть книг я прочёл и сейчас пытаюсь освоить вторую часть. Хорошо бы освоить!

     Сентенции

    1. Инженер-механик
     В 1944 году на первом курсе техникума черчение нам преподавал достаточно пожилой инженер-механик Бубнов (он же вёл кружок автолюбителей). Он внушил нам, что самым высоким званием в промышленности является звание инженер-механик. Это решающе повлияло на мой выбор профессии, когда в начале 1945 г. нужно было выбирать, кем ты будешь в будущем.
     После техникума я сразу начал думать об институте и подал документы Ташкентский институт ж. д. транспорта (ТашИИТ). Хотел стать инженером-механиком по ремонту подвижного состава. Но мне пришёл отказ, ввиду того, что я не являюсь жителем Узбекистана. Из-за этого отказа 1949 год для учёбы отпал.
     Находясь на службе с марта 1950 г. я продолжал думать о том, как же я буду сдавать вступительные экзамены с огромным разрывом от материалов средней школы (до 10 лет!).
     В 1953 г. мне разрешили в армии учиться в 10 классе, который я окончил с отличным аттестатом зрелости. Мне предложили поступить в академию связи, но я отказался, зная сложности поступления. Кроме того, карьера военного инженера меня не прельщала.
     По демобилизации я в 1955 г. легко сдал вступительные экзамены во Всесоюзный Заочный Политехнический институт (финал в Алма-Ате).
     Учёба далась нелегко из-за большой нагрузки по месту работы, но в марте 1964 года я на отлично защитил диплом и стал тем, о чём мечтал многие годы: - инженером-механиком по специальности («Механическое оборудование заводов чёрной и цветной металлургии».
     И в последующей жизни среди всех заработанных должностей и званий:
     - горный механик III ранга;
     - главный механик фабрики, завода, комбината;
     - Зам. Начальника Главка;
     - Начальник Главка;
     - Заслуженный металлург;
     - Почётный ветеран;
самым почётным для себя считаю звание инженер-механик.

     2. Главный механик предприятия
     За время работы в механослужбе цветной металлургии я побывал почти на сотне предприятий, познакомился как с работой механослужб, так и со многими очень грамотными и толковыми главными механиками, и у меня сложилось довольно чёткое представление о том, каким должен быть главный механик среднего и крупного предприятия цветной металлургии. Он должен:
     - иметь высшее образование;
     - иметь при назначении возраст в интервале 32-40 лет, чтобы иметь возможность реализовать в перспективе собственные планы по достижению предприятием и механослужбой наилучших показателей;
     - начинать работать с самой малой должности - бригадира, мастера, сменного механика какого-то участка с целью изучения ремонтного дела с азов и обучения работы с ремперсоналом (знать каждого по имени-отчеству, семейное положение, проблемы, способности, стремление к рационализации);
     - постепенно изучать соседние участки цехи, их работу, установление контактов со смежниками;
     - изучать литературу, относящуюся к ремонтной тематике собственной отрасли и сменных отраслей.
     С назначением на должность механик должен:
     - обязательно знать основы технологических процессов своего предприятия, свойства и технологию производства металлов и материалов, применяемых в машиностроении и ремонтом деле;
     - технологию машиностроения (литьё, ковка, штамповка, мехобработка, сварка, наплавка и др.); конструкцию оборудования собственного предприятия, его сильные и слабые стороны;
     - знать изготовителей оборудования и поставщиков запасных частей, при необходимости поддерживать с ними постоянную связь;
     - внимательно следить за техническим прогрессом в ремонтном производстве, внедрением новых процессов и материалов.
     Мое мнение: главным механиком предприятия можно назначать только холериков! Руководители, назначающие на эту должность сангвиников, а тем более флегматиков, допускают ошибку.
     Главный механик должен жить на предприятии круглосуточно, даже находясь далеко за его пределами.
     Хорошо, если он ещё пишет стихи.
     Среди своих сослуживцев, товарищей, соратников по цеху, людей, отвечающих вышеизложенным требованиям с моей точки зрения отвечали в своё время (40-е - 70-е годы ХХ века):
     Азбель Абрам Аркадьевич - Балхашский ГМ.К;
     Чечушков Алексей Егорович - Балхашский ГМК;
     Ельцев Фёдор Павлович - Лениногорский ГМК;
     Мороз Александр Григорьевич - Кировоградский МК;
     Зорин Виктор Матвеевич - Богословский АЗ;
     Кашеваров Виктор Данилович - днепровский АЗ;
     Попов Александр Гаврилович - Норильский ГМК;
     Данилов Леонид Иванович - Норильсквй ГМК;
     Лю Виктор Николаевич - Алмалыкский ГМК;
     Саушкин Владимир Петрович - Алмалыкский ГМК;
     Сергеевых Владимир Петрович - Коунрад БГМК;
     Еремеев Владимир Михайлович - СУМЗ;
     Карачабан Николай Григорьевич - «Якуталмаз»;
     Талдыквн Юрий Александрович - Ачинский ГК;
     Усов Николай Петрович - «Северовостокзолото»;
     Теребынькин Юрий Яковлевич - Кировградский МК;
     Данилевский Анатолий Пантелеевич - ЗТМК.
     И ещё многие-многие заслуживают добрых слов за их вклад и в обеспечение работы своих предприятий, и за развитие ремслужбы отрасли.
     Молодым инженерам-механикам есть на кого равняться и с кого брать пример.

     З. Командировки
     Официально командировки - это поездки в различные точки земного шара за счёт предприятия, организации, государства.
     Кое-кто использует эти поездки для того, чтобы отвлечься от текущей рутины, посмотреть города, музеи, посидеть в ресторане или отдохнуть на пляже. Кое-кто позволяет «вволю упиться» или завести пятиминутный роман, а попутно поучаствовать на симпозиумах, совещаниях, дискуссиях, осмотрах чего-то...
     К счастью, таких «ребят» в цветной металлургии в советское время было немного.
     Как правило, сроки командировок были очень сжатые, задания конкретные, результаты контролировались и оценивались по существу. Времени для соблазнов не было.
     Направлялись в командировки работники, которые могли что-то взять из опыта других, либо отдать свои знания и опыт нуждающимся.
     Анализируя собственные командировки с 1959 по 2001 годы, т. е. более, чем за 40 лет, с удовлетворением отношу себя к последним.
     К числу полезных командировок в смысле познания отношу поездку на Магнитогорский металлургический комбинат о которой я упоминаю в главе «ОГМ Балхашского комбината», и поездку в Киев в институт им. Патона, описанную там же.
     О командировках, когда нужно было делиться опытом, расскажу чуть подробнее.
     В августе 1968 г. Министр Казминцветмета В. Г. Береза направил меня для восстановления работоспособности Акжальской обогатительной фабрики. Возглавив бригаду слесарей, я детально проверил всё оборудование и обнаружил причины слабой работы. В результате проведённых ремонтов через месяц фабрика вышла на нужную производительность.
     Серьёзной была поездка на пуск первой очереди комбината «Эрдэнэт» в Монголии, который намечался на 4-5 октября 1978 г. На пуск, кроме представителей СССР и МНР были приглашены послы стран, аккредитованных в МНР. Вводу комбината в эксплуатацию придавалось огромное значение, т.к. Монголия практически совершила прорыв из феодализма в число промышленных стран.
     В конце сентября началась прокрутка оборудования с рудой. Вдруг оказалось, что из-за ошибки в конструкции грохот среднего дробления двинулся в обратную сторону («под себя»). Почти трагедия! Благо, на комбинате оказался молодой конструктор из института «Механобр», который нашёл ошибку и сделал перерасчёт. Я взял на себя смелость на переделку. Здесь, пригодился опыт сменного механика дробильного цеха Балхаша.
     Несмотря на сложность работы и расположения, на пятые сутки грохоты были установлены на место и заработали как нужно. Тем самым ответственные за пуск Александр Фёдорович Тюряков (начальник «Зарубежцветмета») и Валериан Нариманович Кобахидзе (директор «Эрденета») освободились от угрозы инфаркта или инсульта.
     Как и намечалось, пуск прошёл в праздничной обстановке.
     Очень тяжёлое впечатление осталось от командировки в 1979 г. в Польшу и посещение Освенцима, где я приобрёл только там продаваемую книгу о «художествах» нацистов.
     Особое место в сознании осталась командировка с министром П.Ф. Ломако в Новосибирск с посещением Академгорска. (Об этом статья в журнале «Металлы Евразии № 4, 2009 год).
     За сорок лет активной трудовой деятельности (1954-1993 г. г.) командировок у меня зафиксировано 110, а километров «намотано» несколько миллионов.
     Выводы. Положительные: Знакомство с новыми городами, предприятиями, технологиями, идеями, людьми. Познание громадной страны.
     Отрицательные - наличие соблазнов, особенно для неустойчивых к дамам и бутылке; отрыв от семьи, серьезная нагрузка в доме на вторую половину, неучастие в воспитании детей.
     Поэтому нужно ездить только в те командировки, вызванные производственной необходимостью, от которых нельзя отказаться. При этом поездки желательно также использовать для знакомства с историей города, жителей, культуры, достопримечательностей.

Продолжение следует.


Вы здесь » БАЛХАШский форум от balkhash.de » Балхаш - твоя История, твои Люди! » Базилев Руслан Николаевич