БАЛХАШский форум от balkhash.de

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БАЛХАШский форум от balkhash.de » Балхаш - твоя История, твои Люди! » Базилев Руслан Николаевич


Базилев Руслан Николаевич

Сообщений 1 страница 10 из 43

1

23 августа 2013 года ушёл из жизни Руслан Николаевич Базилев – наш земляк, проживший в Балхаше более 30 лет. В Балхаше прошли его школьные годы (8-я и 4-я школы), учеба в Балхашском Горнометаллургическом Техникуме, работа на производстве, сначала простым электромонтёром, а после окончания техникума – механиком по ремонту буровых станков на Коунрадском руднике, откуда был призван в армию. По окончании службы вернулся в Балхаш. Работая в механослужбе БГМК (Обогатительная фабрика, Отдел Главного механика), окончил Всесоюзный заочный Политехнический институт. Своим трудолюбием, целеустремлённостью, самодисциплиной, умением изучать и перенимать опыт товарищей по работе, вдумчивым отношением к делу,  умением брать на себя ответственность даже в самых критических ситуациях, он сумел от простого электромонтёра вырасти до начальника Главка Министерства Цветной Металлургии СССР. В нём органично сочетались высоко-классные инженерные качества с поэтической одухотворённостью его натуры, что отражалось и в его стихотворном творчестве. Его дневники и записные книжки заполнены именами сослуживцев, друзей, людей, с которыми ему приходилось общаться по жизни и по работе. Его высокая нравственность, личное обаяние, интеллигентность, внимательное отношение к людям, умение ценить дружбу сниcкали ему любовь и уважение людей, соприкасавшихся с ним по работе и по жизни.
     В книге Р. Н. Базилева «Записки механика» имеются разделы посвящённые истории цветной металлургии СССР, организации и развитию ремонтных служб предприятий отрасли, с которыми тесно связана биография автора. Автор подробно рассказывает о своей личной жизни, учёбе, службе в армии, этапах трудового пути, о друзьях, товарищах и соратниках, имена которых изобильно представлены в книге, а так же о семье и детях.   В наблюдениях, отражённых в его книге есть много интересных и впервые опубликованных фактов из истории Балхаша и Комбината.
     С именем Базилева у меня связано много воспоминаний о нашей совместной плодотворной работе в системе цветной металлургии Казахстана. Буквально, за несколько дней до своей кончины, Руслан Николаевич успел передать для меня авторский экземпляр своей книги.  С любезного согласия дочери Руслана Николаевича, Татьяны Руслановны, я начинаю публикацию отрывков из его книги на нашем «Балхашском Форуме». Полагаю, что в этой публикации многие балхашцы найдут знакомые события и имена. Книга может представить интерес как для людей непосредственно связанных с работой на Комбинате, ветеранов Комбината, так и для других балхашцев, интересующихся судьбой города. Здесь так же будут  опубликованы и некоторые из его стихотворений. (Книга была издана в 2011 году.)
     Предваряя начало публикации отрывков из книги Р. Н. Базилева, хочу выразить слова искреннего соболезнования и скорби по поводу невосполнимой утраты.
                       
Лев Мильтер.
   

***

        

http://s6.uploads.ru/t/eLi39.png



Р. Н. БАЗИЛЕВ
Из книги «ЗАПИСКИ МЕХАНИКА»


Из истории города Балхаша.

     Что такое Балхаш? Это озеро. И город в Казахстане, где прошла половина моей сознательной жизни - с июня 1937 по ноябрь 1968 года, и который я считаю своей второй Родиной.
     По моему понятию, озеро Балхаш - это остаток океана, который бушевал на просторах Средней Азии миллионы лет назад, пока в Азиатский континент не врезался Индийский остров, ставший полуостровом. Образовалась цепь гор - Гималаи, Алтай, Памир, Тянь- Шань, Гиндукуш и др., которые отсекли океан, и от него остались только частички - Каспий, Арал, Балхаш. И сегодня за десятки километров от озера, в абсолютно безводной части пустыни можно найти морские раковины. Да и находящуюся в 70 км севернее озера крупную, абсолютно лысую гору высотой 1200 м в таком виде «обработать» могли только штормы. На ней нет ни одного острого угла - все округлено, облизано ... Это Бектау-Ата.
     До ХХ века Балхаш - озеро среди пустыни Бет-Пак-Дала, заросшее камышами, в которых водились тигры. Последний убит в 1916 году.
     В 1928 году геологи определили, что в 18 км от северного побережья бухты Бертыс имеется большое месторождение медно-молибденовых руд.
     В результате, строительство Прибалхашского медеплавильного комбината (ПМК) стало ударной стройкой второй пятилетки (1933- 1937 гг.).
     О строительстве и достижениях комбината, названного «Магниткой цветной металлургии», написано достаточно много, в том числе в фундаментальном труде «Цветная металлургия СССР» (М.: Металлургия, 1970 г., стр. 91-99).
     Я хотел бы официальную историю комбината дополнить собственным видением строительства и развития комбината и города, исходя из общения с участниками тех или иных событий, ознакомления с отдельными документами, личных многолетних впечатлений.
     В 1932 году на площадку будущего комбината была направлена первая группа ИТР и рабочих. Почти одновременно началось строительство Коунрадского рудника, временной электростанции (ВЭС), теплоэлектроцентрали (ТЭЦ), жилых поселков Набережного, Центрального, Северного и так называемой Старой площадки.
     Первых три поселка предназначались под общежития, а Старая площадка - под административный центр, где разместились поссовет, милиция, больница, пристань для барж и пароходов и др. Началось строительство трех кирпичных заводов.
     Камыш пошел на строительство бараков (деревянный каркас, заполняемый камышовыми матами), глина и песок - на изготовление кирпича и бетона и штукатурку для бараков.
     Степь начала преобразовываться. Началось строительство цехов комбината - металлургического, обогатительной фабрики, автобазы, литейно-механического, локомотивного депо. Между стройплощадкой и Коунрадским рудником начали строить двухколейную железную дорогу, заложили с юго-западной стороны комбината Ботанический сад, начато строительство первых многоэтажных домов квартала «А» - первенца города.
     Сообщение стройки с внешним миром до середины 1935 г. осуществлялось или автотранспортом- из Караганды через Дарью, Агадырь Киик, Актогай, или озером - от Турксиба 600 км, теплоходами «Ленин» , «Коммунист» , «Мария Ульянова» с баржами.
     В 1932-1934 гг. на стройку вербовали только мужчин, на стройке действовал «сухой закон», так что жизнь нельзя было назвать комфортной.
     Без женщин и вина строители ударной стройки дурели, водку контрабандой провозили из Караганды со всякими уловками, вплоть до закачки в автошины автомобилей, но ее явно было мало, так как кордоны милиции работали хорошо.
     Осенью 1934 г. мужики-строители подняли бунт – отказались работать из-за отсутствия женщин, водки и тяжелых бытовых условий.
     На собрании в ноябре 1934 г. в клубе строителей директор стройки Василий Иванович Иванов (бывший директор строительства Сталинградского тракторного завода, отчаянный матерщинник и, при этом, очень толковый директор), выслушав требования «Даешь баб!», «Даешь водку», твердо обещал решить эту проблему с приходом первых пароходов по озеру весной 1935 года.
     И он свое обещание выполнил.
     О том событии я много слышал до войны, но подробно рассказал машинист бурового станка Коунрадского рудника Мамонов, который в 1935 году работал на площадке комбината. В двадцатых числах апреля с верхушки строящейся 100-метровой трубы строители увидели и закричали: «Пароход идет!!!», и этот клич послужил сигналом бросить все работы на всей промплощадке и бежать 4-4,5 км вокруг бухты к причалу на Старой площадке.
     Пришел пароход с тремя баржами. Кроме грузов, привезли примерно 600 особ женского пола, а в трюмах  —  водку и вино.
     Напитки начали продавать в магазинчиках с названием «Центроспирт», курево — в «Главтабаке» и т. д.
     С женским персоналом было сложнее. Уже при разгрузке произошла небольшая давка. Мужики хватали сходившик по трапу девиц с настроением немедленно воспользоваться.   Но девиц «проинструктировали», и они заартачились: «Женись, тогда я твоя!»   
     Чуть позже импровизированные «комнаты» начали выделять с помощью фанеры, досок, фибролита, рубероида, то ли и других подсобных стройматериалов.
     Одновременно началось бурное строительство «поселков» с экзотическим названием «копай-город».       
     К началу Великой Отечественной войны таких «копаев» насчитывалось уже около десятка.
     В числе приехавших были «девушки», которые приехали на «заработки», но были и путные, которые завербовались по глупости. У самого Мамонова жена была из тех «дурочек» и уже росло трое отличных мальчишек.
     С пуском в декабре 1936 г. во временную эксплуатацию железной дороги Караганда — Балхаш блокада была снята, в поселок начали приезжать члены семей строителей и новые семьи.
     Все эти события подстегнули как строительство комбината, так и жилья, точнее, первого жилого квартала «А», включающего 28 многоэтажных домов.
     Наверное, в этой гонке строительства (а оно — строительство — явно отставало от графика и директив), похожe, допускалось много брака. В 1936 г. были обвинены в неудовлетворительном качестве строительства и других «грехах» и расстреляны В.И. Иванов и многие руководители стройки, хотя позже, в середине 50-х годов все они были реабилитированы. Большую роль в реабилитации сыграл заместитель директора комбината Иван Тимофеевич Волков, который приехал в Балхаш тем памятным рейсом парохода в 1935 году секретарем комитета комсомола стройки по направлению ЦК ВЛКСМ. Кстати, в 1936 году он тоже был арестован, но ни в чем не сознался и через 11 месяцев был отпущен.
     Что же касается качества строительства промобъектов, то плохим его никак нельзя было назвать. Я в 1956-1958 гг. проводил удлинение шаростержневых мельниц на обогатительной фабрике, при этом необходимо было перенести бетонные опоры мельниц. Мы не смогли разобрать бетон отбойными молотками, и его удалось удалить только взрывом с предварительным бурением. С таким же сверхкрепким бетоном мы столкнулись и при ремонте несущих строительных колонн главного корпуса фабрики.
     А вот при строительстве города ляпсусов было достаточно. Так, строительство домов в квартале «А» №№ 1, 2, 3, 5, б производилось не по одному разу. Дом № 1 при доведении до 4-го этажа разломился, был разобран где-то в 1938 г и заново построен только в конце 50-к годов.
     «Дом мастеров» Nr. 2, в котором я позже жил, был построен с четвертого захода. Он трижды разламывался при доведении стройки до 5-6 этажей (дом шестиэтажный), полностью разбирался и снова возводился, пока наконец не был сдан в эксплуатацию в мае 1941 года.
     Позже были установлены просчеты проектировщиков в конструкции фундаментов.
     В 1937 г. директором стройки был назначен некто Пенхасик. В декабре 1937 г. eгo по новой Конституции почти единогласно избрали в Верховный Совет СССР, но весной 1938 г тоже расстреляли.
     Потом директором назначили Иустина Ивановича Перцева.
     При нем начали вводиться в строй объекты комбината — 23 апреля 1938 г. — медная (или большая) обогатительная фабрика, 13 июня задута первая отражательная печь, а 24 ноября 1938 г. была выплавлена первая черновая медь. Этот день считается днем рождения комбината.
     В том же году строящийся Прибaлхашский медеплавильный комбинат (на дымовых 130-метровых трубах остается название «ПМК») был разделен на Балхашский медьзавод, Коунрадский рудник и трест Прибалхашстрой. Последним стал руководить один из старейших строителей Балхаша Василий Иванович Язев - толковый руководитель, матерщинник и будущий Герой Социалистического Труда.
     Так была введена в строй ударная стройка 2-й пятилетки, за которой я лично следил с 1937 г. через одноклассников, соседей, местную газету «Прибалхашская правда» , а с 1943 по 1968 гг., находясь на практике или работая непосредственно на заводе (позже - комбинате).

***
Продолжение следует.

Отредактировано lev milter (2015-02-14 11:33:16)

2

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

           Статус города был присвоен Бaлхашу в 1937 году.
           С пуском комбината город стал заметным промышленным субъектом не только в Казахстане, но и в Союзе в целом.
           По тем временам Коунрад стал крупнейшим медным рудником (около 15 млн м куб. в год горной массы), обогатительная фабрика - крупнейшей в цветной метaллургии и в Союзе (10 млн т руды в год), а проектная мощность медьзавода достигла 100 000 т меди в год.
           Хотя полностью строительство фабрики и медьзавода к началу Великой Отечественной войны завершено не было и полных проектных показателей комбинат достиг только в 50-е годы, но и до этого времени он оставался крупнейшим, пока на его опыте не ввели в эксплуатацию Джезказганский и Алмалыкский комбинаты.
           С получением первой меди стройка не закончилась, а интенсивно продолжалась.
           До 1940 г. на фабрику поставлялась мелкодробленая руда, и одновременно силами метростроевцев из Москвы возводились корпус крупного дробления и тюбинговая галерея (таких же параметров, как в метрополитене Москвы), монтировалась первая в стране дробилка типа «Мак-Кули»-1500, изготовленная Уралмашзаводом и способная дробить куски руды до 1,5 метров.
           Для метростроевцев был построен свой Метрогородок с комнатной системой проживания.
           Корпус крупного дробления был пущен в работу в 1940 году, значительно повысив производительность рудника и фабрики.
           В ноябре-декабре 1941 г. в Бaлхаш был эвакуирован листопрокатный комплекс Кольчугинского завода по обработке цветных металлов, который назывался завод № 517, а после войны - переименован в Балхашский завод ОЦМ. Разместился он на строящихся и частично действующих площадях автобазы, паровозного депо и ремонтно-механической базы.
           Приезжие вместе со строителями треста Прибалхашстрой и подрядчиками работали, буквально «не щадя живота своего», круглосуточно и уже весной 1942 г. начanи выдавать прокат для оборонных предприятий, поставляющих фронту патроны , снаряды, военную технику.
           В 1940 г. на медьзаводе была введена опытная фабрика по извлечению из коунрадской руды молибденового концентрата. Фабрика была небольших размеров. Но с начanом Великой Отечественной войны молибден потребовался для броневой стали.
   Началась форсированная работа по строительству двух шахт на Восточно-Коунрадском руднике и по расширению молибденовой фабрики. Неимоверными усилиями коллективов, без капитальных вложений рудник начал поставлять руду, а фабрика - молибден.
           Уже к середине 1943 г. Восточно-Коунрадский рудник и молибденовая фабрика Балхашского медьзавода давали стране около 70°/о молибдена.
           Предприятия города в период войны прошли тяжелейшие испытания, однако крупных срывов в работе не было, хотя отдельные аварии случались (например, электроавария на обогатительной фабрике в июне 1943 г. с простоем более 5 суток). По итогам войны и медьзаводу, и заводу ОЦМ оставлены на вечное хранение знамёна Государственного Комитета Обороны.
          В послевоенный период медьзавод продолжал интенсивно строиться. В начале 50-х годов был введен анодный передел метaллургического цеха, построен и введен в эксплуатацию крупный электролитный цех, во второй половине 50-х годов - цех сернистого натрия, в начале 60-к годов - цех серной кислоты, вайербарсовое производство. (1964 г.). Одновременно в послевоенные годы произведена реконструкция, расширение всех цехов медьзавода.
          В 1957 году медьзавод, Коунрадский рудник, завод ОЦМ были преобразованы в Балхашский горно-металлургический комбинат, что дaло серьезный импульс для реконструкции Коунрадского рудника, которая была выполнена в течение 5-6 последующих лет, а также завода ОЦМ, где были построены новые цеховые здания, освоены новые технологии и др. 
          По итогам семилетки 1959-1965 гг комбинат за достигнутые успехи был награжден орденом Ленина, а в 1967 г ему присвоено звание «Имени 50-летия СССР». Комбинат уверенно занял место одного из лидеров цветной металлургии СССР.

***
     Город Балхаш в предвоенные, военные и первые послевоенные годы пережил все перипетии миграции народов в Союзе.
     Так, летом 1938 г. за одну ночь из города исчезло большинство корейцев, которые в 1934-1935 гг. выселены с Дальнего Востока, и часть их попала в Балхаш. Позже выяснилось, что их переселили в Джамбульскую и Кзыл-Ординскую области Казахстана.
     В 1939 г, кроме большого притока вербованных в город, привезли большое количество беженцев из «области государственныx интересов Германии» (так на картах начали именовать Польшу) и из освобожденных районов Западной Украины и Западной Белоруссии. Назад эти люди начали уезжать в 1946 - 1947 годах.
     В 1941 г. в августе-сентябре в город пришло большое количество эшелонов с беженцами из Бердичева, Казатина и рядом расположенных местечек Украины.
     В ноябре 1941 г. город кроме коллектива Кольчугинского завода принял часть коллектива Кольчугинского техникума, который в 1942 г. был преобразован в Балхашский горно-металлургический техникум и впоследствии сыграл значительную роль как в обеспечении предприятий города специалистами среднего звена, так и в интеллектуальном смысле, так как появились свои собственные «студенты».
     В первой половине 1942 г. в город привезли новороссийских армян, которым было предложено работать рабочими на медьзаводе; затем приехали немецкие семьи из республики немцев Поволжья. Но только женщины и дети, так как мужчин оставили в Караганде для работы на угольных шахтах.
     А весной 1944 года, едва растаял Балхаш, пришло несколько эшелонов с чеченцами и ингушами. В основном тоже женщины, дети и старики.
     Осенью 1944 г в город привезли эшелон украинок - девиц, которые сожительствовали с немцами. Но пробыли они в городе недолго. Кто-то настоял перед высокими инстанциями, и их срочно переотправили на Алтай.
     А в 1946 г. население города пополнилось русскими жителями из Китая - после освобождения от японцев Манчжурии.
     В этом же году в городе появились пленные японцы, которые проработали до 1948-1949 годов, а также появился «Степлаг», в котором содержались «бандеровцы» с пожизненным сроком (после войны смертную казнь отменили). Использовали последних на добыче молибденовой руды на Восточно-Коунрадском руднике, где из-за силикоза столько (25 лет) не проживешь. В 1950 г. лагерь куда-то перевели.
     И последний «привоз» состоялся в 1950 году из Ленинграда по так называемому «Ленинградскому делу». В этой группе было очень много толковых людей, которые после реабилитации занимали крупные должности на комбинате и в городе. Позже часть из них уехала из Балхаша, но многие остались и стали коренными горожанами.
     Массовый отток привезенных проходил в основном в два периода - сразу после войны в 1945-1946 гг. (Украина, Польша) и после ХХ съезда, когда отменили ежедневные отметки в спецкомендатурах, и началась реабилитация.
     Но не нужно представлять себе, что население города состояло сплошь из спецпереселенцев. Большую прослойку в городе и на комбинате составляло местное, коренное население; ежегодно город пополнялся выпускниками институтов и техникумов со всей страны, подрастали рабочий класс и интеллигенция из уже здесь родившихся.
     Как жил и строился Балхаш?
     С началом строительства комбината были построены хлебозавод, рыбокомбинат, пивзавод, чуть позже - мясокомбинат с широким ассортиментом продукции из говядины, баранины, конины, верблюжатины.
     Свежей рыбой обеспечивaли комбинат рыболовецкие артели.
     Возле города был создан ряд подсобных хозяйств - «Тарангалык» ,  «Лепсы», в которых начали выращивать всевозможные овощи, а с учетом того, что в Балхаше 330 солнечных дней в году, урожаи были неплохие, только обеспечивай полив.
     Но нормальным питанием город стал обеспечиваться только в 1936 году, и до 1939 г. оно было хорошим. В магазинах было практически все, включая красную икру по 8 рублей за килограмм (поставлялась в двухсоткилограммовых деревянных бочках) и черную икру по 12 руб. 50 коп. за кг. Хлеб при этом стоил 90 коп. за кг. Не было только свежего молока и кефиров. Зато в достатке продавался кумыс.
     Тяжелым для города был период финской войны, когда ощущался острый недостаток хлеба. В очередях и взрослые, и дети стояли по 6-8 часов, в том числе и по ночам, и его не всегда доставалось.
     Но к лету 1940 г. обстановка улучшилась.
     Очень тяжелой сложилась обстановка с питанием с началом Великой Отечественной войны. К августу в магазинах скупили все, кроме полок. Еще можно было купить хлеб, выстояв очередь, и что-то покушать в столовой.
     В октябре ввели карточную систему для работников медьзавода, определив норму на самых тяжелы работа в 1 кг хлеба, мясо, крупы, сахар. Для других работающих эта норма была 800 г и 600 г хлеба. Для служащих, иждивенцев и детей карточки на 400 г хлеба ввели только к концу года, и то без мяса и жиров, без крупы и макарон. Талоны на 300 г сахара в месяц практически не отоваривались. К более или менее нормальному снабжению продовольствием балхашцы вернулись в 1949-1950 гг.
     Несколько слов о питьевом водоснабжении.
     С первых дней становления балхашцы пользовались озерной водой. В основной массе,
     В западную часть озера впадает река Или, которая частично оттесняет морскую воду на восток. Но это теоретически. А практически вода перемешивается, и она, конечно, более пресная, чем в море, но примесей в ней предостаточно.
     Воду перед подачей в городской водопровод очищали от ряда солей, хлорировали... и такую пили без малого 40 лет. При этом редко кто из жителей Балхаша не мучился каменными болезнями.
     В ноябре 1941 года в город пришел первый эшелон раненых на войне. Но весной 1942 г. госпиталь перевели в другое место, так как из-за воды раны не заживали.
     Только в 60-к года, когда Правительством Казахстана было принято решение о строительстве Токтагульского водохранилища около Алма-Аты, за счет поворота в это хранилище реки Или, начались изыски воды для Бanхаша.
     В 40 км от города нашлось подземное озеро Токрау с пресной водой, и в 1967 году балхашцы, наконец, ее получили. А прекрасная бухта Бертыс, из-за недополучения воды из Или, начала мелеть и уходить от города.

Продолжение следует

***

Отредактировано lev milter (2013-12-20 11:21:42)

3

lev milter написал(а):

Продолжение следует


В 1 части "Записок" я здорово посмеялась над тем, как истосковавшиеся мужчины расхватывали привезённых женщин. И как умудрялись добывать запрещённую на стройке водку, перевозя её даже в автомобильных шинах. Потому что автору присуще здоровое чувство юмора, его повествование, содержащее в основном "сухие" исторические факты и даты, читается легко и с неослабевающим интересом.

Во 2 части- так, как они здесь разделены- мне было интересно прочесть и пополнить свои знания о том, как собрался в Балхаше такой разношёрстный национальный состав жителей. Благодаря Базилеву, я теперь имею об этом представление.

Лев, я благодарна тебе за эту публикацию и с нетерпением жду её продолжения!  :cool:  :love:

4

Лев, необыкновенно интересно! Ждем продолжения! :jumping:  Это обзначает - с нетерпением ждем!

5

ИНтересно необыкновенно!)) Спасибо большое! Всегдв интересно узнавать что-то новое о родном городе.)) ДА, новые "строительницы" чуть не влипли! Хорошо, их предупредили.)))А водичку вкусную токраусскую  мы пили долго. Потом, говорят, и она испортилась

6

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

     Архитектура города складывалась в соответствии с тенденциями развития строительства в стране в разные периоды и пониманием задач, стоящих перед архитекторами.
     Сначaла это были поселки барачного типа, которые и назывались по назначению: ближайший от юговосточной проходной - Аварийный, у северной проходной - Промплощадка, Старая площадка, Набережный. Все это вместе именовалось «Прибалхашстрой». Позже, в апреле 1937 г., когда поселок городского типа преобразовали в г.Бахкаш, поселки назвали по-иному: вместо Аварийного -Центральный, вместо Промплощадки - Северный.
     Далее строители переключились на строительство капитального жилья - квартaла «А» и коттеджного поселка. В квартanе «А» было предусмотрено строительство 28 домов, но по разным причинам построили не все.
     Часть домов предназначалась для руководящего персонала завода (дома 2, 12, 27, 28) и передовиков с трех- и четырехкомнатными квартирами, кухнями до 12-13 кв. м, кладовками, лоджиями, большими прихожими и потолками высотой 345-360 см.
     Другие дома - попроще, без лоджий и кладовок, без балконов, и комната давались одной семье. В подвалах, как правило, размещались магазины или организации, но часть организаций размещалась на первых этажах (например, клуб ИТР медьзавода, почта, сберкасса и некоторые другие).
     В коттеджном поселке, предназначенном для руководства, на участках площадью примерно 1000 кв. м строился пятикомнатный дом на 80 кв. м. На противоположном конце участка возводились трехкомнатный домик для водителя, гараж, сарайчик, коровник или др. До войны таких коттеджей было построено меньше десятка.
     С окончанием войны достраивался квартал «А», и активно возводился квартал «Б». Здесь превалировали двух- и трехэтахсные дома на 12 или 18 квартир, двух- или трехкомнатные, на одну семью, с маленькими кухней и ванной и небольшим коридором.
     Такие дома в этот период строили во всех городах,.где предприятия цветной металлургии были градообразующими (Каменск-Уральский, Ревда, Красноуральск, Кольчугино, Веркняя Пышма и другие).
     Только в 50-е годы начали сносить «копаи», а затем и бараки, и заменять их «хрущебами» на 5 этажей и 9-этажными бетонными коробками. В городе появились улицы, городской транспорт и другие атрибуты городской жизни.

***
                                                 
Несколько слов о культуре.

     С образованием города в 1937 г. в Балхаш приехал на гастроли недавно образованный Карагандинский областной русский драматический театр, который «задержался» на гастролях до 1949 года. В Караганде действовал областной казахский драматический театр, а для русского своего здания не было. В Балхаше театру отдали центральный клуб строителей, и он стал настоящим и любимым центром культуры.
     В театре было несколько заслуженных артистов республики, а двое — муж и жена Караваевы — народные артисты Казахской ССР. Спектакли ставились в основном классические, по пьесам А. Н. Островского «Не все коту масленица», «Не было ни гроша, да вдруг алтын» и др., Шекспира «Отелло», «Двенадцатая ночь» и др. Ставились и современные пьесы. Большой популярностью в первый период войны, например, пользовался спектакль «Фронт». Билет в театр стоил от 2-х до 4-х рублей, а булка хлеба на рынке — от 200 до 550 рублей. Студенты и многие горожане предпочитали зрелище вместо хлеба.
     Большую культурную роль в городе выполняли коллективы художественной самодеятельности, которые создавали интереснейшие программы. Из художественной самодеятельности вышла в народные артистки Каз. ССР Эра Епанешникова — меццо-сопрано — дочь одной из техничек в школе. А пела она замечательно!
     С начала строительства комбината и города начала выходить газета «Прибалхашская правда», которую с начала войны переименовали в «Балхашский рабочий».
     Газета постоянно освещала жизнь города, предприятий цветной металлургии, включая дела Коунрадского и Восточного рудников, строительных и городских организаций, и,  по существу, вместе с радио многие годы была главным источником новостей.
     Перед войной и в годы войны в городе действовал только один кинотеатр «Ударник», который работал с 10 час утра до 12 ночи. Большую перегрузку он испытывал постоянно, но особенно, когда появлялись такие шедевры, как «Чапаев», «В шесть часов вечера после войны», серия про Тарзана, «Джордж из Динки-джаза» ,«Леди Гамильтон», «Багдадский вор». Обстановка разрядилась, когда в 1952 г. был построен и начал работать Дворец культуры металлургов (настоящий дворец!),  в начале 60-х годов — Дом культуры строителей, а также ряд кинотеатров.
     В 1963 г. в сквере имени 25-летия Комсомола была построена телевышка, и город начал пользоваться этим достижением цивилизации.
     Объем настоящих заметок не позволяет рассказать еще о многом, о людях, сыгравших заметную роль в городе в становлении культуры, — это и Александра Андреевна Кобзева — директор школы № 8, Анастасия Павловна Орлеанская — учительница, затем директор горно-металлургического техникума (До директорства в техникуме А. П. Орлеанская была несколько лет и директором школы № 4.  Л. М.), Иван Иванович Голоенко — учитель, преподаватель в техникуме, наконец, директор самой большой в городе школы № 1. Об этих людях можно создать отдельную книгу.
     В общем, к концу 60-х годов Балхаш превратился в современный индустриальный город с нормальной инфраструктурой и с населением около 90 тысяч человек. Это меньше, чем за 40 лет.
     Пожелаем же ему дальнейшего процветания!

***

Продолжение следует.

Отредактировано lev milter (2013-12-20 11:22:31)

7

Часть домов предназначалась для руководящего персонала завода (дома 2, 12, 27, 28) и передовиков с трех- и четырехкомнатными квартирами, кухнями до 12-13 кв. м, кладовками, лоджиями, большими прихожими и потолками высотой 345-360 см.


Лев, я знаю только Дом мастеров по Ленина, "брат" Дома мастеров по Гайдара-Павлика Морозова и дом на углу Матросова-Горького- это дома, которые имели лоджии вместо квадратных балконов "хрущёвок"... кстати, я слышала, что их называли так, а не "хрущёбами"- как у Базилева названо

В 1963 г. в сквере имени 25-летия Комсомола


Парк вроде бы носит имя "30-летия Комсомола"?

8

Валя, термин "хрущебы" очень распространен... В то время еще была такая шутка. что Хрущев не успел сделать 4 вещи: соединить пол с потолком. водопровод с канализацией (это насчет того. что резко понизилась высота помещений в квартирах и насчет совмещенных туалетов), что-то еще третье - может кто вспомнит, и выдать замуж Надежду Загладу (была такая передовик сельского хозяйства уже в весьма преклонном возрасте)...

9

Упомянутые Базилевым дома на квартале"А": дом 2 это сейчас  "Дом мастеров медьзавода" по ул Ленина; дом 12 - это сейчас дом №4 по улице Томпиева; Дома 27 и 28 - это сейчас дома, соответственно - №№ 2 и 3 по ул.  Караменде Би.  В отношении Парка "25-летия Комсомола" - Базилев ошибся. Кстати, я недавно где-то прочитал, что этот парк уже называется просто - "Парк молодёжи".

Отредактировано lev milter (2013-12-18 21:30:25)

10

Р. Н. Базилев. Из книги  "Записки механика". Продолжение.

Жизнь металлурга
(Автобиографические заметки)

     Вместо предисловия

     Я веду свои записки с ноября 2003 года.
     Скажу прямо: я - счастливый человек! Накануне своего 75-летия у меня ещё достаточно хорошее зрение, твёрдая рука и хорошо сохранившаяся память. Иногда даже кажется, что помню то, что надо было бы забыть!
     Прожил я все эти годы вместе со страной, большинство происходящих в стране событий прошли у меня на глазах и коснулись меня как участника и свидетеля этих событий.
     У меня относительно нормальные условия жилья, прекрасная семья, подрастают внуки, которых я очень люблю. У меня много товарищей-единомышленников, друзей, в том числе близких, с которыми дружба исчисляется десятками лет.
     Не могу пожаловаться на карьеру служебной деятельности, недостаток наград, званий и авторитета. Были, конечно, и враги, и завистники.
     В этой книге я хочу снова мысленно пройти через все тернии жизненного пути, вспомнить наиболее интересные моменты.
     Может быть кто-то из моих внуков какие-то моменты моей жизни возьмёт на вооружение, чтобы добиться успеха в учёбе, работе, личной жизни, стать нормальным мужиком, уважаемым гражданином.
     Рассказ о жизни, очевидно, надо начать с моих родителей, которым я обязан не только появлением на свет, но и формированием своего характера и основных жизненных взглядов.

     Отец

     Мой отец - Базилев Николай Дмитриевич, родился 19 декабря 1902 года в Москве, где-то на Каланчёвке в семье машиниста Московской железной дороги (Отмечал день рождения по новому стилю). Его отец водил товарные поезда, мать была домохозяйкой. Кроме него в семье были брат Константин и две ёе сестры, имён которых отец не называл или я не запомнил по малолетству.
     Из рассказов отца помню, что его дед был крепостным у графа Шереметьева, дожил до 102 лет умерев собственной смертью, примерно, в 1911 году.
     Рассказов о других родственниках не помню.
     Поскольку семья была относительно большой, а жизнь небогатой, отца после приходской школы 11-летним подростком отдали в обучение в парикмахерскую, которой владел какой-то очень дальний родственник деда. Из этого периода жизни отца из его рассказов запомнилось только то, что первый год он выметал отстриженные волосы «из-залы», бегал мастерам за шкаликами и получал изрядное количество тумаков, хотя в работе старался. Затем был учеником парикмахера и после четырёхлетнего обучения (вот он институт!) ему разрешили побрить клиента. Вероятно это было году в 1916-м.
     Отец освоил не только бритье и стрижку, так как уже на моей памяти он мог делать практически все операции парикмахерской профессии: причёски мужские и женские, парики, усы, бакенбарды, окраску волос головы и усов в любой заданный цвет, нанесение грима, завивки плойкой и «шестимесячные».
     Даже по сегодняшним понятиям, он уже тогда (до войны) был мастером высокого класса, чем нимало гордился.
     В 1919 году, когда Деникин рвался к Москве, он добровольцем записался в Красную Армию, воевал в составе первой армии Буденного пулемётчиком, хорошо владел конём и шашкой. Пройдя войны с Деникиным, белополяками, Врангелем, был дважды ранен - в левую руку, чуть ниже локтя и в правое плечо.
Эти шрамы я мальчишкой не раз пробовал своей рукой и спрашивал не больно ли?
………………………………………………………………………………………………………………………
     Женившись в 1927 году на моей матери, они, уходя от безработицы, оказались в 1928 году в городе Бахмаче Черниговской области, где я и родился.
     Интересен рассказ матери относительно моего имени.
     В Бахмаче матушка работала продавцом в книжном киоске, и они с отцом много читали. Воодушевившись Пушкиным они решили «завести» Руслана и Людмилу.
     В результате Руслан получился, а Людмила - нет.
Когда меня понесли крестить местный поп посмотрев в святцы такого имени не нашёл и начал предлагать другие имена, в том числе – Кирилл. Но отец настаивал.
     В тот период каких только имён не давали. Позже я лично общался с Декабристом, Делевором (Десять лет Великой Октябрьской революции), Владленом, Гельвецием и другими именами. Короче, после недельного «обмывания» поп согласился на Руслана. Позже на основании записи в церковной книге были выписаны метрики.
………………………………………………………………………………………………………………………..
     В 1935 году его увлекла новая всесоюзная стройка - Караганда, поскольку туда поехало много шахтёров и людей других специальностей, в том числе из Дебальцево.
     Осенью 1935 года в Караганду уехала матушка. А меня увезли только весной 1936 года, так как я оставался жить в семье тёти Стени.
     В Караганде отец устроился и работал в областном казахском драматическом театре "многостаночником". Делал мужские и женские парики, усы, всевозможные причёски в зависимости от роли артиста, гримировал артистов, стрелял из ружья, выполнял кучу других обязанностей (изготовление холостых патронов, чистка оружия, покупка волос для париков и др.). Этот период жизни мне больше всего запомнился просмотром из-за кулис, может быть, лучших казахских спектаклей «Энлик-кебек», Казы-корпешь и Баян-слу», «Айман-Шолпан».
     Вероятно, эта работа в театре, хотя и была интересной, отца не устраивала, так как дни и вечера были заняты ежедневно до поздней ночи.
     И он весной 1937 года уехал в Балхаш - ещё одну всесоюзную стройку второй пятилетки, где, как он говорил, «погорячее» и на жизнь заработать можно. Туда же в начале июня 37 года приехали и мы с матерью.
     Отец, несмотря на непоседливый характер, прожил здесь более 4-х лет, т.е. до призыва его на войну в августе 1941 года.
     Работал в парикмахерских РОККа, клуба ИТР Балхашского медьзавода, банно-прачечного комбината. Последний год - заведующим.
     Отец чувствовал, что я подрастаю и по мере возможности старался мне уделить максимум времени. С весны 36-го года началось обучение чтению, и к концу года я уже читал.
     В 1937 году, когда я начал учиться в школе, он начал учить меня играть в шахматы, т.е. думать, прежде чем сделать ход в жизни.
     Он постоянно следил за международной обстановкой и заставлял делать это меня уже с первого класса школы.
     События в Абиссинии (ещё в 1936 году), на Хасане и Халхин-Голе, гражданская война в Испании, освобождение Западной Украины и Западной Белоруссии, воссоединение с Литвой Латвией и Эстонией, война с белофиннами - далеко не полный перечень вопросов, которыми мы в те годы жили со всем народом и были в курсе всей информации, которую несли радио, печать и очевидцы.
     В 1940 году отец прошёл военную медкомиссию и его вновь взяли на учёт как годного, обученного пулемётчика. Это вдохнуло в него новую волну энтузиазма, потому что до этого он ощущал себя в чём-то неполноценным мужиком, хотя оптимизма ему было не занимать. Он был человеком весёлым, общительным или как теперь говорят «коммуникабельным», умел организовать компанию, всегда имел много друзей (хотя были и недруги - по-видимому, завидующие его общительному характеру), мог во-время рассказать едкий весёлый анекдот, какую-нибудь историю, поспорить о политике, о работе, искусстве и многом другом.
     По-моему его любили и женщины – как сотрудницы, так и некоторые другие, так как после его призыва многие спрашивали – пишет ли, а после гибели многие искренне сочувствовали.
     Когда началась Великая Отечественная, отец несколько раз ходил к военкому города, которого хорошо знал, и всё требовал, чтобы его призвали в первую очередь, так как он, бывший будёновец может показать «германцам», что есть ещё порох!
     Его призвали 16-го августа 41-го года на 39-м году жизни, после того, как он повторно прошёл 110-часовую военную подготовку.
     Уезжал отец с железнодорожной станции Бертыс г. Балхаша 20-го августа 1941 года.
     Мать почему-то на станцию не пошла - приболела, да и до станции 5 км пешком. Отец был настроен весьма оптимистично, считая, что уже до конца года германцы будут разбиты и изгнаны из пределов страны. Но не он один так думал, а очень многие, а дело обернулось четырёхлетней войной в которой сгорели десятки миллионов жизней, в том числе отца. Из армии он прислал несколько писем и фотографию из Акмолинска (потом Целиноград, Астана), где он проходил обучение в составе 1271-го пехотного полка, затем из войсковой части, после того как они прошли Москву и после ранения из лазарета.
     А затем... затем мы получили письмо на фотографиях, залитых кровью отца (таких же, как он прислал из Акмолинска), в котором его сослуживец сообщал о его смерти от тяжёлых ранений, полученных 25-го декабря 41-го года в бою. Перед этим мы получили открытку из лазарета в которой он накарябал: «Здоров, но ранен. Буду писать».
     А в октябре 42-го года мать получила официальную бумагу о том, что «ваш муж, Базилев Н. Д. пропал без вести».
     Всю мою последующую жизнь меня мучили два вопроса, связанные с отцом.
     Первый: почему он никогда не пытался установить связь, переписку со своей семьёй в Москве (Видимо, имеется ввиду семья родителей отца. Л. М.) и очень скупо и неохотно говорил об этом. Позже я пришёл к выводу, что семья не отпускала его добровольцем в армию на борьбу с Деникиным, а он не подчинился.
     В результате скандал и разрыв на всю жизнь. А у меня - отсутствие деда и бабки.
     Второй связан с его гибелью. В первые месяцы войны из Балхаша еженедельно уходили эшелоны призванных. Вместе с отцом в один полк попало ещё несколько товарищей отца - Гладков, Лев Гольдинский и др. Из Акмолинска 1271-й полк отправился на фронт 15-16 ноября 1941 года; в первых числах декабря он прошёл через Москву и включился в боевые действия в том знаменитом контрнаступлении под Москвой, которое началось 6 декабря 1941 года.
     Далее непонятно. Наши войска непрерывно наступали. Отца 25 декабря ранило. Вернувшийся с фронта товарищ отца, участник того же боя, - Лев Гольдинский (уже инвалид и младший лейтенант) рассказал, что была атака и немецкая контратака во время которой работающий пулемёт отца немцы забросали гранатами, отчего в его спине оказались десятки осколков. После отбитой контратаки отца погрузили с другими раненными в телеги и отправили в передвижной медсанбат, находящийся в Горбачах.
     Почему он «пропал без вести» мне до сих пор непонятно. Этот термин - сын пропавшего без вести сопровождал меня всю войну и весь послевоенный период.
     Уже живя в Москве в 80-х годах я запросил архив Советской армии в Подольске, имея в виду что появились какие-то новые данные о боях под Москвой в 41-м году и об их участниках.
     К сожалению, ответ архива слово-в-слово повторил извещение от 42-го года, что ходовое в народе мнение о лозунге «никто не забыт, ничто не забыто», только красивая фраза. Не подтвердилось даже название населённого пункта Горбачи, что указывает, что в архиве многого не знают, или не хотят знать.
     В 2006 году я купил книгу маршала Б. М. Шапошникова «Битва за Москву», из которой узнал, что 1271 полк входил в состав 387 пехотной дивизии 61-й армии, которая вступила в боевые действия в составе западного фронта 15-го декабря 4 1-го года. В зоне её боевых действий был населённый пункт Горбачёво, который из последующих карт куда-то исчез.
     Но я всё равно очень горжусь своим отцом, ярым борцом за советскую власть и её идеалы, родившимся в Москве и погибшим, защищая её от врага. К столетию со дня его рождения я написал стихи, посвящённые его памяти.
     P. S.: Как мне сообщил в письме мой товарищ и сослуживец по Балхашской обогатительной фабрике Николай Николаевич Яценко - в Балхаше к 40-летию Победы воздвигнут мемориал погибшим балхашцам, где указано и имя моего отца, за что я очень благодарен городу.

Продолжение следует

Отредактировано lev milter (2014-01-23 01:06:54)


Вы здесь » БАЛХАШский форум от balkhash.de » Балхаш - твоя История, твои Люди! » Базилев Руслан Николаевич