БАЛХАШский форум от balkhash.de

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БАЛХАШский форум от balkhash.de » Балхаш - твоя История, твои Люди! » Лев Мильтер. Воспоминания. АВТОРСКАЯ СТРАНИЦА.


Лев Мильтер. Воспоминания. АВТОРСКАЯ СТРАНИЦА.

Сообщений 31 страница 40 из 116

31

Окончание:

...Наша классная комната была угловой на 3-м этаже и самой маленькой классной комнатой в школе. В ней могло разместиться только 8 парт в 2 ряда (по 4 – в ряд). Комната была светлой (окна с двух сторон угла), просторной и удобной, как будто специально предназначенной для нашего 10-го класса, состоящего из 12 человек. Мы были старшими в школе и испытывали на себе вожделенные и почтительные взгляды младших. А нам – парням - приходилось делать для школы всю «мужскую» работу: мастерить декорации к школьным спектаклям, делать электрическую иллюминацию к Новогоднему вечеру и к другим праздникам, на школьном дворе оборудовать спортплощадку и т. д.
           К Первой годовщине Победы у нас возникла идея установить на крыше школы транспарант из электрических лампочек, образующих надпись «9 МАЯ». Транспарант должен был быть такой величины, чтобы его хорошо было видно издалека. Нужным количеством лампочек школа не располагала. В городе был дефицит лампочек на 220 вольт, но на складе БМЗ нам предложили в нужном количестве «неходовые» лампочки на 127 вольт, и мы решили их использовать, соединив последовательно по две лампочки в параллельную сеть. Монтаж мы делали на крыше школы, рассчитали сечение проводов и подвели туда электропроводку. После окончания работы и после удачного опробования, нам захотелось кому-нибудь из учителей свою работу показать непосредственно на крыше. Но кому?.. Не каждый из учителей согласится лезть на крышу по пожарной лестнице или через чердак, да и не каждому мы могли предложить такое «предпрятие». Поразмыслив, мы наметили на это мероприятие кандидатуру  учительницы русского языка и литературы, которую в этом учебном году прислали к нам в школу из Алма-Аты, как молодого специалиста, после окончания университета. Она преподавала литературу в нашем классе, была молода (не намного старше нас), добродушна, ещё совсем неопытна, явно нам – парням – симпатизировала и даже нас немного смущалась. Как хороший преподаватель литературы она, пока ещё, себя проявить не сумела. Разве только в том, что позднее, во время экзамена по сочинению на «Аттестат зрелости», старалась втайне от экзаменационной комиссии помогать нам подсказками. Внешне она была обладательницей немного полноватой и малоподвижной комплекции и, как женщина, наших «мужских» симпатий, отнюдь, не вызывала. Тем не менее, относились мы к ней почтительно, но - с некоторым оттенком своего мужского превосходства. Словом, мы решили, что именно её нужно, во что бы то ни стало, уговорить составит нам компанию на крышу. Сначала она уговорам не поддавалась, но, в конце концов, устоять перед нашим натиском не смогла… По внутренней вертикальной лестнице с площадки 3-го этажа все мы поднялись на чердак. Дальше попасть на покатую крышу школы можно было только через чердачное окно, расположенное примерно на уровне груди от пола чердака. Сами мы влезали туда держась за кромку окна и подтягиваясь на руках. Для неё же мы подставили хранящиеся на чердаке фанерные декорации от школьных спектаклей. Саша влез на крышу, чтобы подать ей руку, а нам с Лёней нужно было снизу помочь ей влезть на декорации и дальше.. К сожалению, «операцию» пришлось повторить, т. к. при первой попытке декоративный фанерный чёлн под тяжестью её веса стал с хрустом оседать. Мы с Лёней, конечно же, бережно её подстраховали, чтоб она не упала и не поранилась, но после этого она категорически отказывалась лезть на крышу, и нам стоило больших трудов уговорить её, довести начатое дело до конца. На крышу мы её, в конце концов, доставили и были искренне рады показать её нашу работу, наше сооружение, к которому она, кстати, неожданно прявила неподдельный интерес. Обратно мы возвратились без приключений. Когда за два дня до Первой годовщины праздника Победы на здании школы зажглось яркое, в 1,5 метра высотой, электрическое панно
«9 МАЯ», хорошо видное издалека, мы были преисполнены гордости за свой труд, а школа гордилась нами – её учениками.
       Весна для молодых людей – время особое. В садах и парках распускается листва, луна, конечно же, тоже светит по-особому, а ночной воздух напоён ароматами трав, и цветов джигиды. Вся природа взывает к возвышенным чувствам, ищет отклика в сердцах, открытых всему прекрасному. Аллеи парков влекут к уединению, к трепетному прикосновению… Думаю, что в любви мы ничем не отличались от молодых людей всех времён и народов, но это были мы, и это было наше время, это была наша молодость – трудная, тревожная, влекущая в неизвестность, счастливая.
        Девочки нашего класса, такие разные и такие прекрасные, всегда готовые откликнуться на любые нужды, придти на помощь в трудную минуту, трепетные в проявлении чувств, неравнодушные ко всему хорошему и плохому:
               Белла Лишанская (в замужестве – Мильтер), окончила факультет «Ботаники и зоологии» в Москве и учительствовала сначала в Балхаше (в 30-й школе) и, затем – в Алма-Ате, следуя за местом работы мужа. – автора этих строк; приобрела вторую специальность логопеда и успешно работала в школе-интернате для детей с дефектами слуха и речи. С ней мы растили и воспитывали двоих детей. Как это порой бывает, наша семейная жизнь, увы, не сложилась, и нам пришлось расстаться, сохранив, однако, добрые отношения.
               Всегда немножко томная Ада Сидорова – хороший преданный друг и ближайшая подруга Беллы Лишанской. Адочка окончила медицинский институт в Минске, и всю жизнь проработала детским врачом в Белоруссии. В своей профессии проявила незаурядные способности, приобрела богатейший опыт и квалификацию, благодаря чему успешно продвинулась по служебной лестнице до главного педиатра города Пинск. За свой самоотверженный труд была удостоена звания «Заслуженный врач республики Беларусь».
       Серьёзная, глубокая и вдумчивая, Люба Нетребенко (к сожалению, очень рано ушедшая из жизни). Любочка окончила Московский лесотехнический институт и, за свою короткую жизнь, успела вырасти до крупного специалиста в области лесного хозяйства.
               Рядом с Любой – чуткая, отзывчивая и впечатлительная Фаина Девятко. Эти две замечательные подруги всегда были неразлучны. Дружба их была скреплена общими взглядами и интересами - увлечением литературой, историей, театром. Окончив факультет «Русского языка и литературы» в Алма-Ате, Фаина вернулась на работу в Балхаш и посвятила себя учительству. Бо´льшую часть своей, более чем 30-летней педагогической деятельности отдала 4-й школе – той школе, в которой училась, и которую сама окончила. Сейчас Фаина  Васильевна, находясь на пенсии, поддерживает тесную связь со шклой.
               ...Улыбчивая красавица Сарра Пикельман, обладательница красивых тёмнорусых с рыжеватым отблеском вьющихся волос, всегда аккуратно заплетённых в длинные косы; немного отрешенная Маша Лаврененко; экзальтированная,  и очень  внимательная Соня Щупак; спокойная и уравновешенная Валя Чернова; нравоучительная, «домашняя» Анна Сурис. К сожалению, о судьбах этих девочек, мне ничего  неизвестно. Но всем им – нашим девочкам 10-го класса – мы обязаны хорошей дружбой, рабочим настроем и, в конечном счёте, успешным окончанием школы.

http://i030.radikal.ru/0912/a6/c9c330637589.jpg

10-й КЛАСС (Единственный в Балхаше выпуск 1946 года.) Слева направо: (стоят) Ада Сидорова, Лёня Каганович, Анна Сурис, Валя Чернова, Лёва Мильтер, Белла Лишанская, (сидят) Фаня Девятко, Люба Нетребенко, Сарра Пиккельман, Саша Куприянов,  Соня Щупак, Маша Лаврененко. (Снимок был сделан старой модели кассетным фотоаппаратом «Фотокор», установленным на штативе. Из-за отсутствия фотографа, управление рычагом затвора фотоаппарата осуществлял с места Саша Куприянов, дёргая  за нитку, что хорошо заметно на фото.)   

             Мы знали о том, что конкурсы при поступлении в институты для нас – выпускников 1946 года – будут больши´ми, из-за «наплыва» возвратившихся с Войны во´инов, которым предоставлялось право внеконкурсного поступления. Мы готовились серьёзно и напряженно, с бескорыстием и желанием помогая тому из нас, кто в этой помощи нуждался. По прежнему, ощущался острый дефицит учебников, и приходилось жёстко выкраивать время, чтобы передавать учебники друг другу, или – объединяться по 2 – 3 человека. Мы искренне «болели» друг за друга, радовались успехам и переживали неудачи.
      Выпускные экзамены были не только проверкой наших знаний и нашей зрелости, но и проверкой на зрелость и справедливость для наших наставников – учителей. Скажу, что наши учителя на «отлично» смогли выдержать этот экзамен. Не обошлось, правда, лично для меня и без драматического эпизода, когда Иван Иванович, оставаясь верным себе, «вкатил» мне обидную «тройку» на экзамене по физике. Он знал, что я собираюсь поступать в технический ВУЗ, и я предполагал тогда, что именно поэтому он так и сделал, чтобы я лучше готовился к вступительным экзаменам. Зато, при поступлении в институт, на конкурсном экзамене по физике (профилирующему предмету) я получил уверенную «пятёрку». Возможно, что проявления каких-то человеческих пристрастий со стороны учителей проявлялись и в других, неизвестныx мне, случаях. Однако это никак не повлияло на положительный деловой и эмоциональный настрой класса.
     …Хороший и дружный был у нас в 4-й Балхашской школе первый послевоенный 10-й класс (выпуск 1946 года). Повторюсь, нас было мало – всего двенадцать 10-тиклассников на весь город. Все 12 успешно сдали экзамены на «Аттестат зрелости». Все получили впоследствии высшее образование. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что у каждого из нас в душе на всю жизнь сохранилась благодарность к родному городу, к родной школе и к нашим учителям - воспитателям и наставникам.

                                                                ~ ~ § ~ ~
                 
            Слова благодарности:

             Фаина Васильевна Девятко осталась единственной моей одноклассницей, с которой у меня, несмотря на годы и расстояния, сохраняется дружба и сохраняется переписка (К сожалению, интернета у неё нет.), благодаря которой я многое узнаю´  о делах школы и города. Её дельные советы и замечания помогли мне в написании этих воспоминаний и в переосмыслении некоторых событий, за что я  ей очень  благодарен.

             Я благодарен нашему замечательному администратору Вале Пауль, во-первых за то, что она нашла меня, затерянного среди многочисленных участников группы и, фактически, бездействующего  и, во-вторых - стимулировала меня к опубликованию этих воспоминаний на "Форуме" и научила, как это нужно сделать.
Спасибо, Валя!

                                                                                                                                            Лев Мильтер

Отредактировано lev milter (2015-03-02 22:09:32)

32

Спасибо огромное! Очень интересно, но... маловато будет!?А продолжение будет? :flirt:

увеличить

33

lev milter написал(а):

Спасибо, Валя!

Лев, мне приятно :blush: .. и тебе- огромное спасибо за интересное повествование!  :love:
Kогда мы с тобой договаривались и том, что ты поместишь свои Балхашcкие воспоминания у нас на форуме, я даже не представляла, что ты их так здорово изложил! жаль, что я не могу тебе помочь выпустить не только Балхашский период твоих воспоминаний, ни и полностью все Воспоминания о том, где тебе пришлось жить или побывать, отдельной книгой. У меня нет в это ни малейшего опыта.
Ребята и девчата, знает ли кто-нибудь из вас, как публикуются книги? с чего надо начать, куда обратиться? :rolleyes:

34

Я попробую провинтилировать почву на форуме Джулии, там литераторов много.

35

Здесь приводится статья К. М. Макова, опубликованная в газете БАЛХАШСКИЙ РАБОЧИЙ  4 января 2008 года к 70-летию БГМК.

ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА

http://s002.radikal.ru/i200/1004/ff/2b51e67c2bd4.jpg 
К. Маков

     Оглядываясь назад в 70-летнюю даль, хочется вспомнить товарищей по работе, стоявших у истоков рождения комбината.
     29 июня 1932 года вышло постановление о строительстве Балхашского медьзавода и города.
     В октябре 1935 года я с родителями прибыл на берег Балхаша. Летом 1936 года поступил на работу в управление строительства - рассыльным. Управление находилось в бараке на Старой площадке. А мы жили в бараке на Набережном посёлке. Транспорта тогда не было, ходить на работу приходилось пешком по берегу озера.
     15 января 1938 года школьники после зимних каникул пошли в школу, я же, не окончив шести классов. Вышел на работу. Приняли  меня  в технический отдел медьзавода учеником копировщика. Мне повезло – я попал в дружный молодёжный коллектив,  в составе которого были грамотные, опытные инженеры старой закалки.
     На заводе был период монтажа, пуска и наладки технологического оборудования. Прибывшее оборудование, в лучшем случае, имело монтажные чертежи и общие виды – детальных чертежей, как правило, не было.  Конструкторы  техотдела обеспечивали монтажные работы технической документацией: проектировали нестандартное оборудование, составляли проекты организации работ, создавали чертежи деталей и узлов. Работали в две смены.
     Люди, жившие в бараках и общежитиях, домой не спешили. В отделе был патефон, гитара, работал изокружок, вёл его Василий Митрофанович Горбачёв. Люди в отделе работали, учились, отдыхали. Летом отдыхали на зелёном острове, выезжали в Бектауата.
     Наибольшим счастьем и почётом в то время для моих товарищей являлось участие в строительстве медьзавода  в пустынной степи. Это было нечто новое – грандиозное строительство, казавшееся многим фантастическим по размаху. Работали много, но труд не казался тяжелым. Он был радостным, вдохновенным, творческим, а такой труд никогда не кажется тяжелым. Мелким, незначительным казались нам неудобства быта и неустроенность личной жизни.
     Я помню их всех, работников конструкторской группы техотдела 1938 – 1939 годов: начальник техотдела – Виктор Викторович Брайчевский; начальник конструкторской группы – Николай Гаврилович Каневцев; старшие инженеры-конструкторы: Николай Андреевич Рябинин, Иван Иванович Сиволобов, Василий Митрофанович Горбачёв, Ткаченко; инженеры-конструкторы: Николай Константинович Невдаха, Евгений Гладков, Ляшко; техники-конструкторы: Георгий Алексеевич Пекур, Борис Аврамчук, Катя Быкова, Валя Тукмачёва; конструкторы-чертёжники: Гумар Шайхулович Искаков, Александр Григорьевич Кулаченко, Гриша Филиппенко; копировщики: Бейсен Нурмагамбетов, Шура Стародубцева, Феня Романова, Нина Семенкова, Аня Пахомова, Катя Ярославцева, Лида и Надя Подзигун, Валя Крупина, Борис Луценко, Лида Гужавина, Костя Маков, Сергей Квашнин.
     В то время на квартале «А» в доме №9 располагался отдел подготовки кадров. Его начальником был Иван Тихонович Бредюк. В отделе были организованы курсы по подготовке чертёжников. Мы, копировщики, посещали их, изучали приёмы копирования чертежей, составляли эскизы и чертежи простых деталей – изучали чертёжное дело. Позже на базе отдела подготовки кадров была создана школа мастеров, где готовили мастеров производства. Малограмотные молодые люди тянулись к знаниям – к станкам, машинам, металлу.
     24 ноября 1938 года в отделе с утра было празднично, оживлённо, люди обсуждали наступающее событие. После обеда старшие товарищи пошли на медьзавод, оттуда доносилась музыка духового оркестра. В 17 часов свершился торжественный момент – была выдана первая плавка балхашской черновой меди.  Люди ликовали, они были счастливы, что в этой победе была и частица из труда.
     Завод продолжал работать, осваивалось оборудование, наращивались темпы производства. Но людей стали тревожить слухи о надвигающейся войне.
     Первого марта 1942 года мне исполнилось 20 лет, а второго апреля с группой товарищей мы шагали пешком на вокзал – нас призвали в армию. Пошли тревожные военные годы: Калининский фронт, окружение и выход из него, формирование новой части в Пермской области… Сталинградский фронт, ранение, госпиталь, Черкасское пехотное училище в городе Свердловске… 3-й Белорусский фронт, тяжёлое ранение, госпиталь…
     В Балхаш вернулся в феврале 1945 года с 3-мя ранениями и тртьей группой инвалидности. Мне в это время было только 23 года.
     Отдохнув и подлечившись, в марте 1945 года вышел на работу, а осенью поступил в техникум. Отдел изменился – он теперь назывался Отделом главного механика. В его составе было конструкторское бюро – единственное на весь медьзавод. Меня приняли на должность техника-конструктора. Главным механиком с 1942 года был Авраам Айзикович Азбель, начальником КБ Андрей Мифодиевич Лобачёв, инженер старой школы. На комбинате велись работы по ликвидации огрехов военного периода, модернизировалось оборудование, подбирались кадры механиков и конструкторов. Пополнение велось из выпускников Балхашского техникума, а с открытием в Балхаше филиала Карагандинского политехнического института появились свои инженеры.
     ПКО было создано примерно в 1961 году численностью 10 – 12 человек. Располагалось оно в доме №10 на квартале «А». Его начальником был В. Зинковский.
     В апреле 1962 года решили укрепить ПКО За счёт КБ ОГМ. Из ОГМ в ПКО  были переведены почти все конструкторы, вмасте с начальником  Г. Пекуром, его назначили начальником ПКО.
     При главном механике для ремонтных нужд и изготовления чертежей на детали запасных частей действующего оборудования было оставлено 8 человек, из них 5 конструкторов. С 1 мая 1962 года меня назначили начальником КБ ОГМ. Придавая важное значение конструкторской работе, А. Азбель стал энергично развивать своё КБ и за два года довёл его численность до 16 конструкторов. В его составе были: Б. Кочергин, Л. Бригида, Н. Плотников, Г. Тян, А. Кулаченко, В. Платонова, В. Бекова, М. Науменко, В. Гоменко, В. Дулов, Ю. Гаретный, А. Ахметжанов, В. Рихтер, А. Ротач, В. Гавриленко. Кроме того, были созданы конструкторские группы на Конырате и в РМБ. Были КБ и в отделах главного энергетика и на ЗОЦМ, В экспериментальном цехе – конструкторской работы хватало всем.
     Конструкторское бюро у главного механика являлось «правой рукой», он придавал ему очень важное значение.
     Для создания  нормальных условий в работе и предотвращении дублирования работ были определены функции работ для ПКО и КБ ОГМ, утверждённые главным инженером комбината Ю. Победоносцевым и главным механиком А. Азбелем.Ещё 20 октября 1942 года по предложению А. Азбеля был создан ремстройцех. Первоначально механики цехов и участков в основном были со средним образованием или без него – прошедшие школу мастеров. С открытием в Балхаше техникума и института стали появляться дипломированные специалисты. А Азбель был постоянным председателем приёмных комиссий института и техникума – оттуда он подбирал себе кадры. Получив образование, люди не имели практических навыков в работе, и главный механик организовывал с ними учёбу. Занятия посещали механики цехов и конструкторы. Тематика занятий была разная: чтение чертежей; особенности работы деталей машин; Сборка и регулировка подшипников; работа зубчатых муфт; смазка механизмов; особенности работы металлоконструкций м другие темы. Иногда тему подсказывали сами механики.
     Каждый случай поломки детали, аварийный выход из строя механизма разбирался на занятиях. Лекции читали начальники бюро и ведущие специалисты ОГМ. Благодаря такому подходу, на комбинате был создан мобильный, дружный коллектив механослужбы,  способный решать любые производственные задачи.
     Были в механослужбе и прктики, выпускники школы мастеров, некоторые из них занимали руководящие должности. Эти люди, неимея диплома об окончании техникума, знали производство, хорошо справлялись со своими обязанностями. В дальнейшем, с появлением на комбинате дипломированных молодых специалистов, встал вопрос о замене практиков дипломированными людьми. Но для пользы дела менять опытных практиков на молодых специалистов было не целесообразно. По инициативе А. Азбеля для этих людей  в техникуме была создана группа с двухгодичным обучением, её посещали И. Волков, О. Альцева, Л. Маленко, А. Кулаченко, ф Журиков, Л. Фринкель, Ф. Голубев и другие. Прослушав курсы, они стали дипломированными людьми – им выдали дипломы об окончании техникума.
    В разное время по инициативе главного механика и по предложениям механиков цехов были выполнены сложные конструктивные преобразования. В металлургическом цехе на двух первых конверторах были раздвинуты бандажи с 4550 мм до 8500 мм – увеличилось количество фурм, улучшилась эффективность конвертирования меди. Новые фундаменты под роликоопоры  выполнялись без останова конверторов.
     Головное оборудование – дробилка 1500 и вагоноопрокидыватели – находились под непосредственным контролем главного механика. Первая дробилка 1500, благодаря модернизации, надлежащему надзору за ней, отработала 41 год, до июня 1981 года.
     Все мероприятия при реконструкции обеспечивались деталями и узлами механизмов, изготовленных в цехах РМБ (начальник А. Тепляков). Изготовление и монтаж конструкций производили монтажно-ремонтный и ремонтно-строительный цеха совместно с механиками подразделений. Расчёты, изготовление чертежей и проекты организации работ выполняли конструкторы КБ ОГМ. Большой труд вложили в развитие комбината в 40-е и 50-е годы прошлого века механики Г. Нестеренко, С. Кравченко, И. Харчев, А. Дмитриев, Р. Базилев, Д. Тарасенко, А. Болобов, Н. Денисюк, И. Шевченко, а так же старшие механики в последующие годы: В. Телегин, Т. Саньков, П. Белоусов, П. Шапошников, В. Иванцов, Г. Шлыков, В Смирнов, Н. Гривизирский, В. Лю, Н. Ногай, Э. Остапенко.
     Проработав в должности главного механика комбината более тридцати лет, А. Азбель с первого января 1974 года вышел на пенсию. После него должность главного механика занимали А. Чечушков, Н. Гарипоглы, Э, Михайлоа, Н. Ногай, С. Шахжанов, В. Ястребов.
     После ухода с комбината таких специалистов, Как А. Азбель, М. Городецкий, Я, Пессин, Г. Кепп, Л. Фигель, Н. Майшев – людей, которые понимали язык чертежа и ценили труд конструктора, - инженерный корпус стал распадаться. Сейчас нет КБ в Конырате, нет его в отделе главного энергетика, в экспериментальном цехе. В ПКО осталось примерно половина первоначального состава КБ ОГМ – всего пять конструкторов: Б. Кочергин, К, Маков, А. Ротач, В. Гавриленко, В. Бекова. Это люди пенсионного возраста.
    В разные годы в КБ ОГМ работали конструкторы н. Латышева, М. Майсаков, Б. Луценко, Ю. Лукавый, А Воротилин, Ю. Безруков, В. Силаев, В. Содоловский, Н. Нлемчин, П. Маков, А. Высоцкий, В. Горбунов и другие.
    Конструктор – творческий работник, выпускающий продукцию – чертежи, по еоторым делают детали, собирают механизмы, производят ремонт оборудования. Качество труда конструктора оказывает большое влияние на производительность труда рабочих, изготавливающих детали, на качество сборки механизмов, на работоспособность и долговечность машин, зданий и сооружений.
                                                                                                            Константин МАКОВ, ветеран комбината.

     В газете «Балхашский Рабочий» от  20 июня 2008 года к 70-летию балхашской меди была опубликована ещё одна статья Константина Макаровича Макова под заголовком «ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ», в которой Маков даёт характеристику одной из зна´ковых фигур БГМК – бывшему главному механику комбината А. Азбелю, в частности, он пишет:

     «…В составе ОГМ были производственные подразделения: монтажно-ремонтный цех (начальник Фёдор Васильевич Журиков), Ремонтно-строительный цех (начальник Григорий Григорьевич Хаютин), ремонтно-механическая база (начальник Аркадий Алексеевич Тепляков)…   …Руководителем  этих подразделений был А. Азбель – грамотный инженер, культурный человек, хороший организатор, требовательный к себе и к подчинённым. Требовательный, но справедливый. Он был уважаемым человеком на комбинате, в городе и в союзных министерствах. Сотрудников отдела и механиков цехов  для решения производственных вопросов он просил заходить к нему в кабинет в любое время. Цеховые механики при неполадках в цехе звонили ему и днём и ночью, домой или в рабочий кабинет…  …Он не только руководил механослужбой, но очень много и плодотворно работал сам – занимался модернизацией оборудования, узловым методом ремонта, установкой цельнособранного водоохлаждаемого напыльника, сдвоенным вакуумфильтром, открытыми крановыми эстакадами, строительством второго механического цеха. Это его идеи, и под его руководством внедрялось, совершенствовалось новое оборудование.
http://s39.radikal.ru/i084/1004/ed/64032e75ea59.jpg
А. Азбель

     У Азбеля было особое отношение к конструкторской работе и к чертежам – он «гвоздя не забивал» без конструкторской проработки.
     А. Аэбель говорил: «Конструктора не надо торопить, он должен спокойно думать, а в спешке он может допустить ошибку»… … С Азбелем я работал с 1945 по 1974 год, рос и мужал вместе с комбинатом. В 1950 году без отрыва от производства окончил Балхашский техникум. Продвигаясь по производственной лестнице, прошёл путь от ученика копировщика до начальника конструкторского бюро.
     24 ноября 1978 года – к 40-летию выдачи первой плавки балхашской меди – решением горисполкома я был награждён памятной медалью «Ветеран труда» с приложением красной ленты с надписью «Ветеран труда БГМК». 1 декабря  1998 года вышел на заслуженный отдых.»
                Константин МАКОВ, ветеран труда БГМК


Мне довелось в начале 50-х годов прошлого века, как молодому специалисту - инженеру-конструктору, поработать одно время вместе с К. М. Маковым в КБ ОГМ БГМК, а в дальнейшем - в качестве уже начальника конструкторского отдела треста "КАЗЦВЕТМЕТРЕМОНТ" (г. Алматы), приходилось, бывая в командировках,  ещё не раз обращаться к нему, как к начальнику КБ ОГМ, за помощью и за советом при решении задач, связанных с капитальными ремонтами и модернизацией оборудования БГМК и в подборе необходимой конструкторской документации. При этом, я всегда встречал заинтересованное понимание, доброжелательность и готовность оказать помощь и поддержку. Обладaтель огромного конструкторского и производственного опыта, человек исключительной скромности и обаяния, ветеран труда и ветеран Великой Отечественной Войны (3 года на передовой), К. М. Маков все свои силы и знания отдавал людям и производству.
                                                                                                                                               Лев Мильтер.

Отредактировано lev milter (2015-03-02 22:20:28)

36

lev milter
Лев, большое тебе спасибо за эту публикацию! к сожалению, обсуждение и обмен мнениями по этому материалу идёт на одноклассниках, в группе Балхашцы. 3айди там в тему "Балхаш, каким мы его помним" и почитай. Многие узнали себя или своих знакомых, бывших коллег.. я рада за наших земляков: такие "встречи", хотя и виртуалъные, всегда приятны.  :love:

37

зачиталась...
и всё?

38

ЧЕРЕЗ 5 ФЕСТИВАЛЕЙ
                                                                                                       
ПРЕДИСЛОВИЕ

                                                                                                             
          В эти дни исполняется 53 года 6-му Всемирному фестивалю молодёжи и студентов в Москве. На этом фестивале была и делегация из Казахстана, в составе которой были так же представители из Балхаша. В то время я руководил хором во Дворце культуры металлургов, и мне посчастливилось быть одним из этих делегатов, о чём я рассказал в интервью 22.11.2009 в «Одноклассниках» в группе «Балхашцы», в теме: «Интервью с участниками группы... (2-й дубль)». На один из вопросов Татьяны Киреевой  я, помимо прочего, в частности, ответил: «…на 6-й Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москву, …мы поехали с организованным при хоре мужским вокальным квартетом а-капелла. У меня, к сожалению, не сохранилась подборка газет "Балхашский рабочий" (слишком много переездов), где в конце 1957 года мы с Робертом Малинским (солистом хора) описали свои впечатления о Фестивале. В Балхаше можно поднять архив газеты и найти этот материал. Он печатался с продолжениями в нескольких газетах под названием "Через пять Фестивалей" (Имелось ввиду: Заводской, Городской, Областной, Республиканский и Всемирный Фестивали).»
          Писали мы свои заметки для газеты вдвоём с Робертом Малинским - солистом хора и моим другом - у меня дома после работы по вечерам и по ночам, а утром приходил из редакции курьер и забирал этот материал для печати. Наш рукописный текст  перед сдачей в набор перепечатывался в нескольких экземплярах на пишущей машинке. Один из экземпляров этого печатного текста, полностью соответствующий тексту в газете, чудом сохранился, и мне, благодаря Фаине Васильевне Девятко, удалось его заполучить, что даёт теперь возможность представить его читателям.
          Несколько слов об  участниках квартета – делегатах фестиваля:
          Малинский Роберт – бас, солист хора, коренной москвич, окончил «Московский институт цветных металлов и золота» и, как молодой специалист, был направлен на работу в Балхаш на БГМК. Роберт – большой любитель хорового и сольного пения, обладатель сильного голоса очень красивого тембра, талантливый и разносторонне эрудированный человек.
          Мильтер Лев – драматический тенор (имея довольно низкую тиссетуру, в квартете я пел партии баритона),  работал в то время старшим мастером сборочного отделения в механослужбе БГМК и, как любитель, обладающий определёнными профессиональными навыками, по совместительству руководил хором во Дворце культуры металлургов.
          Солдатов Пётя – первый тенор, коренной балхашец, работал рабочим на БГМК. Большой любитель хорового пения,  очень музыкальный, чуткий, отзывчивый товарищ.
          Авдеев Гена  - второй тенор, коренной балхашец, работал рабочим на БГМК, большой любитель хорового пения, очень музыкальный, хороший организатор, староста хора.
          Дневник фестиваля в Москве вёл автор этого «Предисловия», но в совместном написании газетного текста основная заслуга принадлежит Роберту.
          Сейчас времена коренным образом изменились. Ушла т. н. «Холодная война». Сменились поколения. Изменились взгляды. Сменились приоритеты. Тем более, мне думается, могут представлять интерес описываемые события того времени.
          Желающим познакомиться с официальной версией фестиваля, рекомендую зайти на сайт: http://www.festos.ru/festival/fest57/
                                                                                                                                                                          Л. Мильтер
                                                                                                                      ~ § ~

                                                                                                                                         
                                                                                                                   Газета «БАЛХАШСКИЙ РАБОЧИЙ»  от  31 августа 1957 г.
                                                                                                          ЧЕРЕЗ 5 ФЕСТИВАЛЕЙ
Несколько дней тому назад возвратились из Москвы в Балхаш участники 5-ти фестивалей 1957 года – заводского, городского,   областного,   республиканского   и Всемирного – Л. Мильтер, Р. Малинский, Г. Авдеев и П. Солдатов.
Сегодня   мы   начинаем   печатать   выдержки   из   дневника,   который  вели Л. Мильтер и Р. Малинский.

                                                                                                               ЭТО НАЧИНАЛОСЬ ТАК

- Лев Ефимович, тебе не приходило в голову, что фестиваль уже на носу?
- Да, и что ты предлагаешь?
- Петь.
- Ха… Как петь?
- Квартетом.
- Каким квартетом? Где ты его взял?
- Ну, ты, я и…
- И… староста нашего хора Гена Авдеев с Петей Солдатовым,
- Подожди, подожди. Значит так: Я – бас, ты – баритон, Петя – первый тенор, Гена – второй.
Так началось.
Давно занимала наше воображение песня южно-африканских негров «Ку´ри-ку´ри». Песня подкупала своим ритмом и простой красивой мелодией. Слова в памяти и партии – на слуху. Вскоре  определилась и вторая песня. Это была «Колыбельная» Брамса.
Потянулись долгие весенние вечера во Дворце культуры металлургов. Урывая время у книг, кино и отдыха, мы репетировали и репетировали.
5 июня. Заводской фестивальный вечер. Сюита «Дружба народов». Пляски, пение, смех. На сцену выбегают четыре «негра». Под стук барабана и черепашек в зал понеслась песня далёкой и знойной Африки. Это было нашим первым «боевым» крещением. Песня понравилась. Поздравляли, жали руки.
Городской фестиваль. Торжественное шествие, шелковые полотнища над стадионом «Строитель»…
И вот от здания Дворца культуры отъезжает расцвеченная яркими красками колонна, состоящая из 11 автомашин. Это – фестивальный поезд города Балхаша. Впереди 500 километров извилистой дороги в Караганду.
В 11 часов утра к зданию Дворца культуры горняков, мимо утопающей в зелени трибуны, двинулись праздничные фестивальные колонны. Промчались на лошадях лучшие джигиты Карагандинской области. Едут нагруженные отборной пшеницей машины целинных совхозов. Проходят шахтёры, доярки, овцеводы и студенты. Красочно и празднично выглядела колонна балхашцев.
- Смотрите, смотрите – идут медеплавильщики… За «медными» девушками бежит ватага мальчишек:
- Тётенька! Дай кусочек платья!
Медь звенит и сверкает на солнце.
По оформлению колонны балхашская делегация заняла на областном фестивале первое место.
И вот 28 июня. Наш квартет после организационных мытарств «погрузился» в ярко украшенный фестивальный поезд – «Караганда – Алма-Ата».
Бегут, бегут пути-дороги.
День грядущий, скорей вставай!..
Поднимается солнце, и в окне вагона, как в рамке, возникает чарующая картина снежных вершин Ала-Тау.
Вскоре удивлённые алмаатинцы стали подолгу останавливаться у здания общежития партшколы. Из окон на улицу выплёскивались звуки скрипки, рокотанье баса, серебряные переборы баяна, торжественный голос чтеца. Ощущался пульс бурной творческой жизни. Карагандинцы готовились к конкурсу.
Караганда представила на республиканский фестиваль симфонический и эстрадный оркестры, слаженную высокохудожественную агитбригаду, русский и казахский ансамбли, а так же много интересных сольных номеров.
Плавно тормозя, «победа» останавливается у здания Казахской государственной филармонии. Из «победы» выходят четверо молодых людей в белых костюмах. Просторный, светлый зал. Торжественная тишина. За столом, накрытым синим сукном сидят художественный руководитель театра имени Абая, солисты оперного театра, представители музыкальной общественности города Алма-Аты. На лицах усталость – ведь прослушано уже более 100 различных солистов и вокальных ансамблей.
- «Колыбельная» Брамса, - объявляет конферансье.
Заскрипело перо секретаря. И вот постепенно лица оживляются… Мы чувствуем, что песня нравится. Это нам придаёт бодрости. Волнение улеглось. После «Ку´ри-ку´ри» - поздравляют, расспрашивают о творческих путях и исканиях. Уходили с чувством удовлетворения, хотя, кто его знает – пути комиссии неисповедимы.
Замелькали весёлые фестивальные дни – дни концертов, встреч, прогулок и… томительного ожидания результатов конкурса.
12 июля. Во дворе общежития стоит стол, заваленный загадочными свёртками.
- Хамзин Макавья! - Вызывает секретарь обкома т. Давыдов – награждается дипломом лауреата первой степени и мандолиной.(*)
- Монобаева! Награждается …
- Много ценных подарков было роздано в это утро. 18 дипломов 1 степени и столько же второй. Пятеро балхашцев, ездивших на республиканский фестиваль, увезли пять дипломов первой степени и пять ценных подарков. (**)
                                                                                                               
                                                                                                               СЧАСТЛИВЦЫ
        Балхашский горком комсомола. Телефонный звонок.
- Алло!.. Товарищ Белянская? Здравствуйте. С вами говорят из обкома комсомола. Рад сообщить Вам приятную новость, на вчерашнем заседании республиканского оргкомитета были утверждены кандидатуры участников Всемирного фестиваля от Казахстана. Ваш квартет прошёл…
Казавшиеся несбыточными мечты становились реальностью, недалёким будущим. Сквозь тысячи километров нам уже грезилась сказочная фестивальная Москва. А дальше: перелёт «Балхаш – Алма-Ата» и томительные дни нетерпеливого ожидания…
Наконец, звеня буферами, паровоз тронулся.
- Счастливцы!
- До встречи в Москве!
- Пишите подробно обо всём!
- Сувениры, сувениры привези обязательно!
- Привет москвичам из Алма-Аты!
        Нас охватывает волнение: Впереди Москва!
        Москва! Хочется кричать, плясать от радости!
- Споём, ребята!
- Споём, - подхватывает хор голосов. И вот вагон заполняет песня:
Под стук колёс, под музыку баяна
Нас поезд мчит в безоблачную даль.
Встречай Москва посланцев Казахстана,
Встречай Москва Всемирный фестиваль!
           
                                                                                                       
                                                                                                  Я НЕДАРОМ ВЗДРОГНУЛ

        - «Ра-мен-ско-е», - с расстановкой прочёл Гена, упёршись носом в секло. Роберт вдруг вскочил.
        - Товарищи, ведь это же «Раменское» - час езды до Москвы.
        Сразу в вагоне началось возбуждение. Кто-то потащил чемоданы к выходу. И вот – «Фабричная», «42-й километр»… Всё ближе и ближе. «Кратово», «Отдых», «Ильинская» - до грусти знакомые с детства места Подмосковья.
        Москва! – вырвалось вдруг у всех. Поезд остановился.
        А на перроне уже толпятся сотни москвичей Советского района. Везде молодые, радостные лица, улыбки, смех, цветы. Много цветов. Гена «Заработал» целых два букета. Казахская речь смешивается с русской. На груди у каждого заблестели значки – первый фестивальный трофей.
        А на площади перед вокзалом один, два, три… да, нет, не сочтёшь – сотни автобусов ждут гостей из разных республик и стран. Гудок автобуса! Тсс… Мы ошиблись – гудки в Москве запрещены.
        Наш автобус (без гудка), плавно набирая скорость, через Комсомольскую площадь двинулся по Москве.
        - Вот министерство сельского хозяйства, улица Кирова… А вон, метро «Дзержинская, -  комментировал кто-то.
        - Где, где метро? – закричали несколько голосов.
        И тут началось: никому из нас неизвестный магазин «Детский мир», Метрополь с Врубелевской мозаикой.
        - Ой, смотрите – Большой театр!
        - Как на фотографии, - смех…
        - А вот площадь Революции!
        - А это – Дом Союзов!
        - А вот это – Охотный ряд!
        - Гостиница «Москва»! Дом Совета Министров!
        - Ой, смотрите, что это!?
        Да, это был Кремль…
        - Посмотрите направо – это институт, в котором я учился.
        - Посмотрите налево – это знаменитая Шабловская радиомачта.
        - Посмотрите назад – метро «Калужская»!
        Автобус проехал уже Калужскую заставу и направляется к Новым Черёмушкам. Здесь возгласы «посмотрите» смолкают. Никто из наших доморощенных гидов не знает этого района. Да это и не мудрено. Массивные дома окружили нас со всех сторон. Некоторым уже год и даже – полтора, а некоторым нет и 2-х – 3-х месяцев. И кругом краны, машины, кирпич. Это, только что родившийся, Юго-Западный район столицы.
        Здесь мы будем жить.
                                                                                                                                                                        Л. Мильтер
                                                                                                                                                                          Р. Малинский

                                                                                                                    ~ § ~
        Примечания:

     (*) Хамзин Макавья в то время руководил во Дворце культуры металлургов оркестром казахских народных инструментов. Он был большой мастер и виртуоз игры на домбре.   Инструмент в его руках звучал особенно проникновенно. Ему я обязан тем, что он открыл для меня разносторонний и глубокий мир этого удивительного по своим возможностям, по красоте звучания и по выразительности инструмента. 
Сегодня Дворец культуры металлургов носит его имя.
       (**) Каждый из нас – участников квартета – получил тогда в подарок по гитаре.
                                                                                                                                                                                Л. Мильтер

Газета «БАЛХАШСКИЙ РАБОЧИЙ»  от 1 сентября 1957 г.

                                                                                                  ЧЕРЕЗ 5 ФЕСТИВАЛЕЙ
                      
                                                                                                 ОТКУДА ТЫ, ТОВАРИЩ? ОТКУДА ТЫ, СЕСТРА?
                                                                                                     

          Гости сами не приедут – гостей нужно приглашать. Дело в том, что в Москву к этому времени прибыло около 15 тысяч гостей. И столько же ожидалось ещё. А желающих с ними встретиться, побеседовать, сдружиться было неизмеримо больше. Поэтому Оргкомитет решил «распределить» гостей.
Нам предстояло встретиться с алжирцами, тунисцами, марокканцами, молодёжью Золотого Берега и Южно-Африканского союза, делегатами знойной Сирии и суровой Финляндии, англичанами и жителями страны восходящего солнца – японцами, с юношами бурной Хуанхе и смуглолицыми девушками горной Албании. Всех их нам и предстояло пригласить.
           Автобус направляется к обширному городку гостиниц ВСХВ. Там необходимо найти наших гостей. Гостиниц и корпусов такое множество, что час блужданий и поисков, наконец, приводит нас в отчаяние. Мы выходим из машины, чтобы ещё раз уточнить у прохожих или милиционера и, вдруг, слышим:
          - Я – Марокко!
          - Я – Тунис!
          - Я – Судан!
          - Я – Зульфия! Я – Казахстан! – кричит одна из наших девушек.
          - А я из Москвы.
          Быстро образовалось плотное кольцо. Горячие рукопожатия, возбуждённые лица и глаза, горящие любовью, глаза друзей.
          Тайными тропами, в трюмах, с узелком в руках лежал трудный путь из Омана в Москву.  Зато теперь Сайфутдин Слоу счастлив. Опасности и лишения не были напрасны. Встреча с Москвой искупает всё. А девушка из Египта привезла с собой любовь и тёплые пожелания молодёжи своей страны. Кольцо росло. Вот появился иссиня-черный негр под руку с русой девушкой из Норвегии, шотландцы в плиссированных юбочках и жгучие нарядные испанки. Перебивая друг друга, каждый старался высказать свои чувства – чувства любви и дружбы. Лихорадочные поиски нужного слова в разговорнике, смех, переводы невпопад. Но, несмотря на пестроту наречий, различные цвета кожи и разрезы глаз, единый дух молодости, любви к жизни, веселью и дружбе царил в сердце каждого из нас.
          Четырёхчасовое путешествие по улицам «международного» городка не прошло напрасно. Усталые, но возбуждённые и счастливыё пробивались мы через толпу друзей к своим автобусам. В этот первый день в Москве мы уже имели на своём счету сотни дружеских рукопожатий. Так наши первые гости стали нашими первыми друзьями.
          Москва преображалась и молодела с каждым часом. Весь московский комсомол был поднят на ноги. Вырезались из бумаги и наклеивались на окна тысячи белых голубков. Вырастали сказочные городки. Улицы Москвы превращались в аллеи Труда, Дружбы. Сооружалось большое множество концертных площадок и эстрад. Десятки тысяч флагов, транспарантов и плакатов, цветных полотнищ и красочных фестивальных эмблем. Пятицветный дух фестиваля поднимался над нашей столицей. Но всё это казалось неполным, незаконченным.
          Утро 28 июля. Проснувшиеся в этот день гости и москвичи были поражены – Москва, наконец, оделась в тот совершенный красочный наряд, который ей предстояло пронести через весь фестиваль.

                                                                                                      ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНЬЕ!
                                                                                                                 ТЫ ПРЕКРАСНО!

          Улицы города быстро заполняла пёстрая жизнерадостная толпа.
  11 часов утра. Ярославское шоссе, 1-я мещанская, Садовое кольцо, Фрунзенская набережная заполнены до отказа. Размещались где кто мог: на крышах домов, на окнах и балконах, на карнизах и фонарях, на воротах и арках. Весь транспорт был приостановлен и использован так же в качестве зрительских трибун.
На площадь Рижского вокзала выезжает автобус. Вместо маршрутного номера в рамке слово «Австралия». Автобус заворачивает на 1-ю Мещанскую, и тут происходит нечто неожиданное – со всех сторон к нему устремляются потоки людей. Растерянное лицо водителя обрекло машину: кольцо замкнулось. В одну секунду сотни рук сплелись. Увлекшиеся хозяева , заключив гостей в объятья, чуть не вытаскивают их из автобуса. Замелькали цветы, значки, цветные платки, блокноты. Меняются адресами, значками, сувенирами, косынками, шляпами – всё, что пригодно к обмену, пущено в дело.  Ведь каждому хочется заиметь что-нибудь в память о своих новых друзьях… А за первым автобусом появляются сотни новых: «Новая Зеландия», «США», «Гватемала», «Танганьика», «Аргентина» - и всех их ожидает участь первого автобуса.
Не поддаётся описанию тот триумф, триумф радости, восторгов, Дружбы и любви, молниеносного духовного сближения. Интересны такие цифры: В обычное время  автомашина путь от ВСХВ до Лужников по многолюдной бурной Москве преодолевает за 30 – 35 минут. На этот раз выехавшие в 10 часов 30 минут утра машины с большим трудом к 3-м часам дня добрались до стадиона.
        А стадион… Его самым лучшим украшением, не предусмотренным художниками, стали трибуны. Трудно представить себе 120-тысячный весёлый, переливающийся гаммой всех цветов людской ковёр. Повсюду вспыхивает веселье, шутки смех. Танцуют прямо в проходах, между рядами. Возникают импровизированные оркестры.
        Раздаётся буря аплодисментов. Это на трибуну поднимается группа бразильских юношей и девушек. И опять жаркие рукопожатия и горячие взгляды… А на другом конце трибуны слышны переливистые трели русского баяна и две девушки выкрикивают задорные фестивальные частушки.
Снова весь стадион сотрясается аплодисментами. Это на беговой дорожке появился Радж Капур с кинокамерой. Он приехал еа фестиваль, чтобы заснять фильм о празднике молодости. Размахивая кинокамерой, он посылает приветствия восторженной публике. А стадион скандирует стотысячеголосым хором: «Радж Ка-пур! Радж Ка-пур»…
        На другом берегу Москвы-реки – Ленинские горы. Они приняли совсем необычный вид. Сюда пришли десятки тысяч москвичей, чтобы занять «высотные» позиции для наблюдения за предстоящим праздником. Как будто Москва-река выплеснула на свой возвышенный берег искрящуюся и цветастую массу молодости и жизни.
         3 часа дня. На огромном табло южной трибуны стадиона вырастают фигуры юношей в белоснежных костюмах – это фанфаристы. Мгновение – и над стадионом понеслась 20-тиголосая «Заря», возвестившая о том, что праздник начался.
         В воротах стадиона вырастает гигантская эмблема фестиваля из цветов. Её несут представители пяти континентов. А за ними развеваются на ветру шелковые знамёна 122-х стран. Секундная пауза. И вот на поле вступает австралийская делегация. Торжественный парад стран – участниц фестиваля начался. Англия, Албания… Каждый приветствует трибуны по-своему: девушки Аргентины шлют нам воздушные поцелуи, афганцы останавливаются у правительственной ложи и скандируют «Слава Советам»… Представители Африки, проходя по стадиону, под стук барабана танцуют национальный танец.
        Считаем: Бахрейн – 8 человек, Болгария – 700 человек, Бирма – 16. Бразилия, Бразилия идёт. Бразильцы танцуют все. Особенно задорно и весело, обходя своих товарищей, танцует одна девушка. И не напрасно: к её ногам упал букет цветов, брошенный Петей. А на стадион входят всё новые и новые колонны: «Венесуэла», «Вьетнам», «Гаити», «Гватемала», «Дания».
         Но, что это! По дорожке вьётся змейка ?! Это гречанки, одетые в голубые и желтые платья, извиваясь в танце, образуют живую ленту змеи.
Из ворот показались две огромные  головы, которые раскрывая зубастые пасти, поворачиваются в разные стороны. У них очень большие глаза! Два традиционных китайских дракона поползли по стадиону.
         - Китай!!! – пронеслось над трибунами. Шеренга милиции прорвана и темпераментные зрители бросились в объятья китайских друзей. Наконец «порядок» восстановлен. Идут: «Коста-Рика», «Колумбия», «Корея». Считаем: «Марокко» - 100 человек, «Сирия» - 400, «Самоа» - 1. Да один делегат! Нечеловеческих усилий стоило этому юноше путешествие в Москву. Но вот он с нами. И он вознаграждён сторицей – ему одному раздаётся стотысячное приветствие.
         А делегации всё идут и идут. Уже устали руки, охрипли голоса. Если болят ладони, можно махать цветными платками; Если охрипли голоса, модно кричать басом. Но не приветствовать нельзя, просто невозможно. И появление каждой новой страны встречалось со всё возрастающей радостью.
         - При-вет Су-да-ну!
         - Я-по-ни-я!
         Но вот огромная чаша стадиона взорвалась. Буря аплодисментов. Приветственные возгласы на всех языках. Это вступила на поле стадиона, замыкающая шествие, советская делегация.
         Вот делегаты фестиваля уже заняли всё поле. Их здесь свыше 30 тысяч. Девушки – представители братских республик – преподносят цветы руководителям партии и правительства: фестиваль открыт!
         И вот над стадионом взвились голуби. Десятки, сотни, тысячи – сорок тысяч голубей! Это было ошеломляющим зрелищем – невиданная никем доселе голубиная туча закрыла всё небо над полем стадиона.
         Голоса дикторов на 7 языках приглашают гостей занять свои места. Гости смешались со зрителями на трибунах.  Атмосфера дружбы и восторга достигла предела. Но нет, к счастью, человеческое восхищение предела не имеет…
         - Гляди, гляди! – потянул Гена за рукав Петра.
         - Братцы! Да ведь это – шелк чистейшей воды!
         … Петя онемел от восторга. Медленно выплывая из западной трибуны, в воздух поднимались огромные воздушные шары. К каждому прикреплён национальный флаг. Одна партия, вторая, третья… Сотни флагов поплыли в небо и, набирая высоту, унеслись в сторону ликующего города…
         На опустевшем поле осталась масса цветов, разноцветной бумаги, и прочего фестивального «мусора». Ребята забеспокоились.
         - Неужели выступления будут проводиться на «засорённом» поле?
         - Да ведь оно такое огромное, что его скоро не уберёшь!?
         Как бы в ответ на вопрос на поле выбежала цепочка девушек в серых юбках и белых блузках. В руках бумажные корзинки. Они выстроились у восточной трибуны, образовав плотную шеренгу. Шеренга двинулась к западной трибуне. Весь «мусор» с поля перекочевал в корзиночки. Зелёный войлочный ковёр, покрывший огромное поле стадиона, снова чист. Можно начинать выступления.
         Выходят молодые воспитанники Трудовых Резервов. Нас поражает четкость построения, молниеносная смена цветов, костюмов, гимнастических фигур и пирамид.
         Затем, 4000 танцоров – представителей 15 республик страны Советов символизируют сплоченность нашего народа. Огненные молдавские и грузинские пляски сменяет грациозный танец эстонцев… Но вот появляются снопы, - да, живые снопы – они пританцовывают и кружатся, образуя живую изгородь. Вдруг поле превращается в берёзовую рощу – это начался русский танец. Плавно, горделиво проплывают русские лебёдушки, залихватски юлой колесом вокруг них ходят ребята. Каждый танец встречается и провожается бурей аплодисментов. Но особенно неистовствует та делегация, представители которой в данный момент танцуют на поле. По этому признаку  можно узнать местоположение всех делегаций союзных республик на трибунах стадиона. Музыка меняется , и теперь уже под звуки вальса кружится всё поле. И голова идёт кругом, когда смотришь на всё это.
         Образуя четкие квадраты, поле заняли физкультурники института физкультуры имени Сталина. И вот с ошеломляющей быстротой откуда-то появляются 500 турников, а в центре возникает гигантский турник десятиметровой высоты. Как по мановению волшебной палочки, 500 гимнастов выходят на стойку. А на центральном гиганте – три наилучших акробата страны поражают зрителей своим мастерством. Мгновение – и турники превратились в брусья разной высоты.
- Выступают физкультурники высших учебных заведений страны – объявляет диктор.
         Из всех ворот стадиона появились шагающие шеренги. Боже, сколько их?! Они уже заполнили всё поле. 5000 человек.
         Квадраты сменяют ромбы, на смену вращающимся гигантским кругам приходят диковинные красочные орнаменты. И вдруг, все они бегут к центру, там что-то возникает, «растёт»… Ваза! Огромной величины ваза из ловких человеческих тел. Она плещется, переливается через края, играет всеми цветами радуги. А вокруг расцвели 4 сказочных цветка.
         Человеческое воображение накалилось донельзя. Ещё чуть и кажется мозг перестанет понимать окружающее. Один молодой человек широко открыл рот, голова у него склонилась набок, лицо застыло, лишь движение бровей выдаёт в нём жизнь. Другой рядом – улыбается во весь рот , и изо рта через определённые промежутки времени вырывается тихое «га… га… га…». Третий неслышно шевелит губами и лишь изредка вскрикивает «ой!». Пожилой мужчина озираестя по сторонам и кричит:
         - Непостижимо! Нет, так не бывает! Не может быть!
         Какая то девушка, неподвижно улыбаясь, смотрит в поле. Только рука её размеренно дёргает рукав соседа. Пиджак с него уже сполз на одну сторону, но он этого не замечает – он весь там…
         Уже спустились сумерки, вернее они хотели спуститься – тысяча прожекторов  превращают ночь в день.
         5000 физкультурников поднимают вверх загорелые руки и… что это?.. Вдруг, на глазах у всех заколосилось поле пшеницы. По нему пробегает рябь, волны, колышатся 10000 колосьев-рук.
         Шумит, шумит высокая пшеница,
         И ей конца и края не видать.
         Вдруг, характер музыки меняется, налетает буря. Поле волнуется, бушует. Чёрными пятнами блекнут колосья в центре. Мурашки пробегают по коже – на поле легла зловещая тень атомной бомбы.
         - Нет! – взорвалось над стадионом, и бомба перечеркнута двумя голубыми линиями. Призрак бомбы мгновенно исчезает. Возникает белоснежный силуэт голубя Мира. Живые буквы на семи языках пишут слово «МИР». Шквал, буря ураган оваций обрушивается с трибун. А яркие флажки уже нарисовали на поле патицветную эмблему фестиваля, и через всю восточную трибуну перекинулись трепетные, в буквальном смысле сло´ва, слова´ - «За мир и дружбу!». Охваченные единым порывом все вскакивают со своих мест, кричат, обнимаются, топают ногами и аплодируют. И тут где-то далеко, в глубине, робко возникает песня. Постепенно она крепнет, звук становится шире и мощнее. И вот уже поёт весь стадион:
         Каждый, кто честен,
         Встань с нами вместе
         Против огня войны.
         И кажется, что звуки этой песни слышны у стен Белого Дома и в Лувре, в бедной избушке японского крестьянина и привольных австралийских степях…

                                                                                                                                                                 Л. Мильтер
                                                                                                                                                                 Р. Малинский

                                                                                                                       ~ § ~

Продолжение следует...

Отредактировано lev milter (2012-10-02 11:47:57)

39

Газета «БАЛХАШСКИЙ РАБОЧИЙ»  от  3 сентября  1957 г.

                                                                                                        ЧЕРЕЗ 5 ФЕСТИВАЛЕЙ

                                                                                                  ВАТАКУСИВА АНАТОНИ АЙЦУКО

        «Встреча» - какое приветливое, лёгкое и тёплое слово. Различные бывают встречи… Есть встречи желанные и нежелательные, долгожданные и неожиданные, интимные и общественные, Любовные и опасные. Например, сразу неожиданной и нежелательной, опасной и интимной была встреча американского «туриста»  с фотоаппаратом в руках на заборе  военного объекта с московским милиционером. Обнаглевший шпион заявил, что это его интересует больше, чем конкурсы, концерты и экскурсии, вместе взятые. Такая встреча, вполне понятно, окончилась «разлукой» в24 часа с Москвой и фестивалем.
        Но мы не об этих встречах вспоминаем. Москва-река. Весёлый ветерок гонит волны мимо речного трамвая. Подставив лицо солнцу, на палубе сидят в обнимку финские и казахские девушки и юноши. На груди у каждого русские и финские фестивальные значки. Оживлённые споры и беседы переплетаются с грустной песней северного леса и задорным напевом жгучих степей.
        …Немного смущенно и осторожно входят в зал японские юноши и девушки. Натянутые улыбки, сдержанные рукопожатия. Но пролетает незаметно час, и скованности как не бывало.
        - Ватакусива анатони айцуко –  задиристо, закинув голову назад, говорит Пете Солдатову японская девушка (в переводе – «Я тебя люблю»). А там солидный японский студент кружит с девушкой из Алма-Аты в вихре вальса. Сотни букетов цветов и нашу любовь увезли с собой японские друзья.
        Необычно весело и горячо прошла встреча из горной героической маленькой Албании. Мы были приятно удивлены, узнав, что эти смуглолицые, с горящими глазами юноши и девушки хорошо говорят по-русски. Поэтому особо обширным был поток вопросов, особенно многочисленными – задушевные дружеские беседы, горячие объятия и поцелуи.
        Задушевно и по-дружески прошли встречи с китайцами, англичанами, венграми и жителями Африки.

                                                                      КУДА УХОДЯТ ДНИ

        Нигде так быстро, как на Московском фестивале не ощущали мы безвозвратность уходящего дня.
        8 часов утра. Наскоро позавтракав, усаживаемся в автобус. Это очень удобно, когда имеешь «свою» машину. Каждый день с утра до вечера в нашем распоряжении был большой («красивый») автобус – и это  на 15 – 20 человек.  Нужно спешить – в 9,30 встреча с сирийцами.
        Почти одновременно у здания Дворца метростроя останавливаются 3 автобуса. В них наши гости. Их около 150 человек. Быстро заполняется актовый зал. Избран президиум. Торжественная часть началась. С самых первых минут мы ощутили в сирийцах наших лучших друзей.  Это очень непосредственный, темпераментный красивый народ. Неоднократно во время выступлений кто-нибудь из гостей вскакивал на стул и кричал:
        - Да здравствует лучший друг  Сирии – Советский Союз!
        - Ассалам!
        - Мир, Мир, Дружба!
        И каждый раз весь зал вставал, скандировал эти слова, идущие от глубины души, аплодировал «нарушителю» установленного порядка встречи. Начался обмен подарками. В числе других подарков сирийцам преподнесена русская «матрёшка» для накрывания чайника.  В ответ сирийцы говорят, что они уже слышали о том, что русские любят пить чай, и дарят чайную скатерть, испещрённую красивыми узорами.
        Одним из самых дорогих подарков был герб Советского Союза, вышитый девушками Дамаска.  Под смех и аплодисменты собравшихся сирийский писатель Мооген Кееме облачает секретаря  Молотовского РК ВЛКСМ города Москвы в национальный сирийский костюм. Голова «вождя» очень велика! – обруг – высочайший головной убор арабского костюма не лезет на голову секретаря (взрыв хохота). Покрасневший и смущенный, спотыкаясь в новом костюме, секретарь одевает на Кееме красную шелковую рубаху-косоворотку и русскую шапку.
        А Кееме уже серьёзен – он хочет говорить:
        - Вы, вероятно, читали арабские сказки? (Аплодисменты)
        - Вы, вероятно, читали «Тысяча и одну ночь?» (Аплодисменты)
        - Вы, вероятно, помните «Али-Бабу и 40 разбойников?» (Аплодисменты)
        - Герой этой сказки  Али-Баба знал волшебное слово «сим-сим», с помощью которого перед ним открывались двери чудесных кладов и тайников.
        - Герой нашего фестиваля – вы, наша молодость. У вас тоже есть волшебное слово. Произносите его, и задрожат буржуи, и не бывать войне! Мир, дружба, дружба навеки!
        А затем – танцы и веселье.
        Вот одна сирийская девушка накидывает на шею Гены газовую косынку и втаскивает его в круг. Они танцуют вместе в вихре русской плясовой. Вдруг она останавливается и стелет платок у ног ничего не понимающего Геннадия.
        - На колени, на колени! – вдруг догадываемся все мы.
        Гена, всё ещё ничего не понимая, становится на колени. А в другом конце зала, робко, переминаясь с ноги на ногу, стоит перед сирийским гостем Лёва. Он хочет подарить ему наш подарок – русскую трёхструнную балалайку с надписью: Дорогому другу, гостю из Сирии от молодёжи города Балхаша».
        - Ну! Ну же! Давай, Лёва! И вот уже балалайка у сирийца. Он хочет, чтобы ему перевели. А усвоив смысл подписи, он горячо обнимает окончательно растерявшегося Льва Ефимовича. Затем он берёт его за руку, поднимает вверх и выкрикивает:
        - Балхаш – Дамаск – дружба!
        Но вот закончилась эта замечательная встреча, и наш автобус «на всех парусах» гонит по улице Герцена.
                                                                                                                                                                         
                                                                                                                                                                                    Л. Мильтер
                                                                                                                                                                                   Р. Малинский

                                                                                                                      ~ § ~

                                                                                                               Газета «БАЛХАШСКИЙ РАБОЧИЙ»  от  4 сентября  1957 г.
                                                                                                         
                                                                                                         ЧЕРЕЗ 5 ФЕСТИВАЛЕЙ

        13 часов  30 минут. Огромной высоты зал. Вокруг торжественно тихо. Со стен смотрят на нас Бетховен, Бах, Даргомыжский, Бизе, Глинка, Чайковский – Все величайшие композиторы мира.
        - А что это такое? – спрашивает Петро.
        - О! Это один из крупнейших в стране органов – отвечает незнакомый старец с огромной седой шевелюрой. Он очень похож на профессора Гедике – первого органиста страны.
        -Это барельеф основателя консерватории Николая Рубинштейна.
        - Вон, смотрите!
        За столом жюри сидят:  мужчина с седыми висками и большими выразительными глазами, а рядом – полная пожилая женщина.
        - Это крупнейший итальянский певец Тито Скипа с нашей Литвиненко-Вольгемут.
        А на сцене одна молодая певица сменяет другую. Идёт конкурс вокалистов Шестого Всемирного. Поёт контральто Стаценко (СССР), Внушительно и вдохновенно звучит песня Вани из «Ивана Сусанина», «Не брани меня, родная». Огромное наслаждение  получили мы от пения  болгарской, югославской, японской певиц. После арии Далилы, спетой югославской хрупкой девушкой, зал не выдержал и разразился восторженными аплодисментами (ведь аплодисменты на конкурсах запрещены).
        Объявлен перерыв.
        Скорей, скорей, водитель! В Черёмушки на обед!
        Рассказывают о недоразумении, возникшем в первый день фестиваля, во время обеда у наших гостей из капиталистических стран. Пришли они в столовую, сели за столики. Ждут. Ждут 5, 10, 20 минут…
        - Друзья! У нас здесь – самообслуживание – объявляет растерявшийся заведующий столовой. Гостям долго объясняют, что оно несёт в себе выгоды. Но вот они уже поняли, и у окошек раздачи выстраивается очередь с подносами. Им так понравилось это слово, что через несколько дней, подбегая к столовой, они кричали уже издалека – «са – мо – об – слу – жи – ва – ни – е».
        Но вот мы наскоро съели свои сытные и вкусные обеды и – в Лужники. Сегодня там полуфинал по футболу. Играют сборные ГДР и Венгрии. Свисток судьи… и мяч в воздухе. Немцы (их здесь человек 500) уселись на западной трибуне. Они принесли с собой целый оркестр горнов. На восточной трибуне – такая же группа венгров, у них в руках трещотки. Борьба в разгаре. Борются не только футболисты , но и трибуны; стоит только немецкому нападающему завладеть мячом, как с западной трибуны – вопли горнов; Как только венгры вырываются вперёд – трещит вся восточная. Увлекательным и красивым был этот матч. С весёлым треском покидали венгры стадион. А над горнистами-неудачниками весело посмеивались : «Дудки не помогли».
        Но нам некогда смеяться над проигравшими немцами – нас ждёт сегодня другой стадион - стадион «Динамо». Сегодня там «Вечер советского балета»
        На огромно поле стадиона 4 крупных эстрады. В центре вырисовывается силуэт  сцены. Всё погружено во мрак. Голос диктора объявляет:
        - Выступают солист Большого театра Вера Дудинская и Николай Сергеев. Фрагмент балета Прокофьева «Ромео и Джульетта». Центральный круг озаряется  широким поясом разноцветных лампочек, в центр круга впились десятки разноцветных лучей прожекторов.
        Балет начался… Глубиной эмоций и захватывающей шекспировской лирикой чувств повеяло на зрителей.
        А в это время по полю пробирались загадочные «призраки» в черных плащах.
        - Вальс Шопена.
        Ярко засветились три боковых круга. Черные плащи упали на траву стадиона. И уже три лёгкие белоснежные пары кружатся в грациозных и торжественных звуках шопеновской музыки. Но вот вспыхнул свет на большой сцене у южной трибуны. Засверкала перед глазами широкая гладь сказочного озера, а в глубине, переливаясь люминесцентными красками , появились сказочный лес и очертания замка колдуна на скале. По глади озера проплывают лебеди. Утопая  в ярких красках и чарующих звуках музыки Чайковского, идёт адажио из «Лебединого озера»...
        Вот на сцене запестрели яркие костюмы, заблестело золото и металл. Захватывающая восточная мелодия понеслась к трибунам.
        Да ведь это «Танец с саблями» из балета Хачатуряна «Гаянэ», - догадались все. Вот как вспоминала об этом вечере Дженни Яворская – член канадской делегации:
        «Да, это праздник! Иначе его нельзя назвать. Прекрасные декорации, фантастическая цельность танца, музыки, света. Это не просто радует или удивляет, это – захватывает, оставляет впечатление величественного шествия искусства».
        Довольные расходятся москвичи по домам. Их ждут ужин и постель. А нам не до сна – нам нужно ещё…
        - Слушайте, ребята! Нашего шофера нужно же отпустить, наконец догадался один из нас. И действительно, фестиваль- фестивалем, а рабочий день давно кончился.  И тут мы пускаем в ход свои магические фестивальные билетики, неизменно вызывающие дружелюбные улыбки кондукторов и контролёров. Желтенькая карточка, с обратной стороны фестивальный цветок по синему полю.
        - Смотрите, смотрите! Эти ребята – делегаты фестиваля.
        - Пожалуйста, проходите!
        Но вот поезд «метро» подходит к станции «Площадь Революции». Множество «безбилетных» маршрутов по метро сделали своё дело – мы чувствуем себя, как дома. И вот балхашцы несутся вверх по движущейся лестнице (её скорость мала для нас). Выбежали на улицу, за угол… и мы на Красной площади. Куранты бьют 12, но вся площадь усеяна людьми. Они разбились на отдельные группы А в центре каждой группы – иностранный делегат, каждая группа – очаг задушевной беседы. Толпа молодых москвичей обступила худощавого английского юношу.
        - Ю спик инглиш? спрашивает протолкавшаяся вперёд чернявая девушка.
        - Ес (да).
        - Вот из ёр нэйм (Как Вас зовут)?
        - Смит Стенчер.
        Практичные москвичи моментально окрестили девушку из института иностранных языков «переводчицей», и посыпались вопросы.
        - Сколько Вам лет?
        - Где живёте?
        - Как попали на фестиваль?
        - Кем работаете? Сколько зарабатываете?
        Смит живёт в Лондоне, ему 20 лет. Он работает чертёжником, зарабатывает 6 фунтов в неделю. Он 8 месяцем копил пенс к пенсу, чтобы приехать в Москву – приехал он как турист. Москва ему нравится: в ней много своеобразия простора и веселья. Лондон совсем не такой.  Его восхищает наш закон о пенсиях: их старикам пенсии не хватает на хлеб.
        Практичный гражданин лет 30 в шляпе высчитывает: «Он сказал, что самый дешевый телевизор стоит в Англии 240 фунтов. Его месячный заработок 24 фунта. Десять месяцев работы. Ничего себе! Автомашина 800 фунтов. Почти три года работать».
        На трибуне кремлёвской стены редактор Югославского радио рассказывает: У нас уже много совхозов, колхозов. Наши комсомольцы в первых рядах… Наши дети изучают русский язык с 4-го класса. Я часто слушаю советские передачи и самостоятельно изучил русский язык». Он, действительно, очень хорошо говорит по-русски.
        - Пишет нам письмо один капиталист, - говорит в другом кружке в пенсне и с бородкой немец из ГДР. – Спрашивает: «Как там мои дома, заводы, поля?» А мы отвечаем: Заводы теперь не ваши, дома не ваши, и поля – тоже наши». Между прочим. Этот буржуа – внук Фридриха Энгельса. Не удался внучек у великого мыслителя!
        Глаза его весело и лукаво смеются.
        А там бразильский юноша рассказывает о своём путешествии на рыбачьем судне через Тихий океан.
        Сколько тут можно наслышаться всего… А на кремлёвской башне 1час 30 минут ночи.
        Уже лёжа в постели, перебирались в разбухшей голове впечатления дня. Много увидели и услышали нового. Сколько друзей и песен.
        Но не всё удалось нам увидеть и услышать в этот день. Что же именно?
        Конно-спортивный праздник; торжественных национальных концертов – 58; конкурсов – 11; зарубежных спектаклей – 10; цирков – 7; спортивных мероприятий – 33; фестивальных кинокартин – 15 и т. д.
        Всего, говоря сухим языком нормировщиков, на 600 «человекочасов» фестивальных мероприятий не успели мы за сегодня. А ещё – экскурсии, гулянья, спектакли Москвы… Вот он – фестивальный день.

                                                                                                                                                                          Л. Мильтер
                                                                                                                                                                          Р. Малинский
                                                                                                                     ~ § ~

Продолжение следует...

Отредактировано lev milter (2010-11-24 20:58:34)

40

Газета «БАЛХАШСКИЙ РАБОЧИЙ»  от  11 сентября  1957 г

                                                                                                         ЧЕРЕЗ 5 ФЕСТИВАЛЕЙ

                                                                                                    МИТИНГ НА МАНЕЖНОЙ ПЛОЩАДИ

        Снежные русские поля. Необъятная ширь без конца и края. От самого горизонта тянется след. На снегу – капли крови, капли тёплой человеческой крови. Она ещё не остыла, ещё не унёс морозный ветер стон боли, боли и отчаяния. Но человек не сломлен… Человек идёт к жизни, и он её добьётся. Недоверчивый взгляд  и окровавленныё протезы не остановят его…
        Серая крестьянская изба… Обморожены белые девичьи ноги. А пламя свечи уже лижет нежную кожу лица. В стакане искрящаяся, хрустальная вода – её   можно пить… «Глоток!» … Лицо исказили ужас и страдания. Но… друзья… друзья… 45-й год настанет!..
        Гигантской силы взрыв потряс земной шар. Пылающий миллионоградусный сгусток огня и смерти: искаженное ужасом лицо, седеющие на глазах виски…Жуткое месиво из человеческих тел. Черная смертоносная туча закрыла восходящее солнце японских островов. За тысячи километров разнёсся запах крови, и вопль человеческого горя потонул в развалинах.
        Девочка! девочка!
        Ты жива, девочка?
        Где твой отец, девочка?
        Где твоя мать, девочка?
        Ты молчишь, девочка!
        Где твой голос, девочка?
        Что с твоей ручкой, девочка?
        Кто тебя обжог так, девочка?
        12 лет назад кончилась война! 12 лет назад родилась атомная бомба!
        Алексей Маресьев, многострадальная мать Зои, бедная девочка из Хиросимы с надеждой смотрят в твоё лицо, друг!
        Почернели дома московские: кое-где одиноко светится окно. Все вышли на улицы, все двинулись туда, к центру, на Манежную площадь.
        Люди!
        Простите –
        Пусть Хиросима споёт
        О своём несчастье…
        Ослепительный луч прожектора скачет по головам многотысячной толпы. Вдруг он остановился…
        …Белое, белое лицо раскраснелось румянцем волнения. Тонкие губы плотно сжаты, почерневшие от гнева глаза слегка  прищурены – эта итальянская девушка ненавидит войну, эта девушка будет бороться…
        … Скачет луч…
        Шоколадная кожа блестит от пота, толстая нижняя губа поджата, в глазах опасные огоньки.
        Я негр штата Иллинойс, я ударом кулака сшибаю быка… У меня хватит силы, чтобы бороться с ними…
        А луч – дальше, дальше…
        - Что мы – идиоты? Что мы – стадо? Мы не бараны! Непостижимо, чтобы кучка отупевших негодяев ради грязного золота держала нас всех в страхе. К черту дейтерий, к черту тритий!.. Дай руку, друг!
        Моя рука – твоя рука!
        Моё сердце – твоё сердце!
        Мой Китай – твоя Испания!
        Вместе встанем против бомб испытаний!
        А прожекторов – сотни, а лиц – тысячи, сотни тысяч, шестьсот тысяч. И каждая пара глаз говорит: «Нет!» Каждый сжатый кулак клянётся: «Нет!», и губы каждого произносят:
        - Мы собрались в Москве, и мы клянёмся…
        - Мы приехали из 131 страны, и мы клянёмся…
        - Нас послали миллионы наших товарищей, и мы клянёмся…
        - Мы не хотим видеть страшных ожогов и слипшихся от крови волос, и мы клянёмся…
        - Мы клянёмся, что соединённые над континентами и океанами руки не разнять!

                                                                                                                                                                                  Л. Мильтер
                                                                                                                                                                                  Р. Малинский
                                                                                                                   ~ § ~ § ~
.

                                                  (*) Личная карточка-удостоверение делегата Фестиваля.
 
http://s49.radikal.ru/i124/1008/e9/5cb992ce1146.jpg
          Лицевая сторона 

http://s1.uploads.ru/t/xmykM.jpg
                    Обратная сторона
                                                 
       
                   Нижеприведённые рисунки и фотографии в газете опубликованы не были (взяты из интернета):

                http://s1.uploads.ru/t/qpCVQ.jpg
Эмблема фестиваля

http://s1.uploads.ru/t/tzVuo.jpg                                                                             
Cимвол фестиваля -  Голубь мира             
  (Рис. Пабло Пикассо)

     http://s41.radikal.ru/i091/1008/cc/1499de426b2b.jpg 
                               Почтовая марка с эмблемой фестиваля

     
    http://s1.uploads.ru/t/kdQUc.jpg

     http://s1.uploads.ru/t/huE3A.jpg

На улицах Москвы в день открытия и в будни  Фестиваля.

    http://s004.radikal.ru/i207/1008/f0/d3855597b71b.jpg

     http://s08.radikal.ru/i181/1008/28/f86b852294ab.jpg

  Открытие фестиваля в Лужниках.

Отредактировано lev milter (2010-11-24 20:59:35)


Вы здесь » БАЛХАШский форум от balkhash.de » Балхаш - твоя История, твои Люди! » Лев Мильтер. Воспоминания. АВТОРСКАЯ СТРАНИЦА.